НАША МАМОЧКА

Более четверти века Арифа ханум Мамедова заведует костюмерным цехом Русского драматического театра им. С. Вургуна, в котором хранится около четырех тысяч театральных костюмов. В своей костюмерной Арифа ханум создала необыкновенную атмосферу — наряды различных эпох, стилей, расцветок поражают своей чистотой и благоуханием, ведь это не просто одежда, а важная часть сценического образа, которая помогает артистам до конца прочувствовать свой персонаж.

 

— О вас в последнее время много пишут. Как вы думаете, почему люди так заинтересовались вашей профессией?

— Люди, прежде всего, интересуются театром и жизнью артистов, но иногда они замечают, в какие костюмы они одеты.

 

— Как вы попали в театр?

— В 1990 году я переживала не лучшие времена – после смерти мужа у меня на руках остались маленькие дети, а я сидела без работы. Однажды моя соседка, Халиса Халафова, сказала, что может мне помочь устроиться в театр, и я пошла встречу к Мелику Дадашеву, который тогда был директором. После беседы он предложил мне должность заведующей костюмерным цехом. Надо сказать, что в то время я понятия не имела, что же такое театр, и уж тем более не представлял, какую работу мне придется выполнять. С тех пор прошло уже более четверти века, и сегодня я уже не представляю своей жизни без театра!

 

— Вы помните свой первый рабочий день?

— Это было ужасно! Цех был в таком плохом состоянии, что я даже расплакалась. Поэтому с тех пор главным девизом моей работы стала чистота. С самого первого дня я навела в костюмерной идеальный порядок, и поддерживаю его уже более двадцати пяти лет. Я вообще так поставила работу, что после каждого спектакля все стирается, чистится, гладится, и только после этого артистические костюмы попадают в цех, где их развешивают на вешалки до следующего представления.

_SAH0057

— Наверное, на гастролях придерживаться этого девиза непросто, все-таки, другая страна, непривычные условия…

— Конечно, но к гастролям мы готовимся особенно ответственно, ведь мы едем не просто в другую страну, мы едем представлять азербайджанское искусство, и по тому, как выглядят наши артисты, будут судить об Азербайджане. С гордостью могу сказать, что наш цех великолепно справляется со своими обязанностями, и на гастролях наши коллеги из других стран всегда восторгаются идеальным состоянием костюмов азербайджанского театра.

Поэтому меня очень удивляет, когда некоторые иностранные театры, которые приезжают к нам в Баку, привозят костюмы, мягко говоря, не в лучшем виде.

 

— Расскажите какую-нибудь смешную историю, связанную с костюмами.

— Однажды мы поехали на гастроли, и я положила в коробку сапоги разных размеров. Когда артист стал одеваться к выходу, один сапог оказался ему маленьким. Это был самый ужасный момент в моей театральной жизни! Но на этом неудачи того дня не закончились… Моему сыну было тогда три года, и я взяла его с собой в поездку. Спектакль еще не начался, занавес закрыт, я занята своими делами, и вдруг мой сын выходит на сцену и начинает раздвигать театральный занавес. Зрители, увидев такого сладкого малыша, рассмеялись и начали ему аплодировать.

 

— Как артисты относятся к своим костюмам?

— Большинство наших артистов очень внимательно относятся к своим костюмам, и после спектакля сдают их почти в идеальном состоянии. Но есть и другие примеры, когда к нашему труду относятся небрежно, и бросают костюмы, где попало.

 

— Какое впечатление произвели на вас артисты Русского драматического театра, когда вы познакомились с ними поближе?

— Раньше я их видела только по телевизору, и думала, что они особенные и недоступные. Но когда стала работать в театре, артисты, среди которых были Ягизаров, Гинзбург, Фалькович, Шашикоглы, оказались невероятно веселыми людьми, которые обожают шутки и розыгрыши.

 

— С чего начинается ваша работа, когда в театре приступают к репетициям нового спектакля?

— В 90-х годах в театре было очень тяжелое положение, и денег на костюмы катастрофически не хватало, и мы с трудом выходили из положения. Артистам даже приходилось носить одну пару обуви на всех. А теперь, слава Богу, у каждого есть свой гардероб.

 

— Кто придумывает театральные костюмы?

— Конечно же, художник! Но благодаря опыту, когда я читаю новую пьесу, у меня в голове тут же рождаются образы костюмов. Я даже научилась по тексту определять историческую эпоху и страну!

 

— Артисты – народ капризный, как вы с ними справляетесь?

— За столько лет работы с артистами, я и сама стала чуточку артисткой, и научилась выходить из любой, даже самой сложной эмоциональной ситуации. А что касается капризов, то это слово не совсем соответствует действительности. Дело в том, что артисты – это особенные люди, которые постоянно находятся в творческом поиске. У них бывают и удачные моменты, и кризисы, поэтому так важно, чтобы все, кто им помогает, умели уловить их настроение. Поэтому я должна быть и другом, и помощником, и дипломатом. Я это не устаю повторять своим сотрудницам – мы работаем для артистов, и какое бы у нас не было настроение, мы всегда должны быть вежливыми, сдержанными и не отвлекать их на бытовые мелочи. Я изучила характер и привычки всех наших артистов, досконально знаю их пристрастия в одежде и обуви. Помимо профессионализма, работа в театре требует чуткости, деликатности и огромной ответственности.

 

— У вас дружный коллектив?

— Очень дружный, поэтому на работу я иду, как на праздник! Мы же не просто сотрудники и коллеги, мы одна семья. Нашему театру вообще всегда везло с директорами – Мелик Дадашев, Адялят Велиев и нынешний наш руководитель Адалят Гаджиев, все они очень интеллигентные и воспитанные люди, которые создали в театре непередаваемую творческую атмосферу.

 

— Отличаются ли артисты старшего поколения от молодых?

— Старая советская школа пока впереди, а молодые еще не прибрели тот опыт, который есть у старых артистов. Но все они талантливые и замечательные люди, и называют меня мамочкой!

_SAH0076 - Copy.jpg

— Вас не приглашают в другие театры?

— Ну, разве я соглашусь оставить свой театр?! Мне осталось лет пять до песни, и каждый раз я задаю себе один и тот же вопрос – как же я буду сидеть дома без работы? Ведь театр меня лечит в прямом смысле этого слова! Несмотря на скромную зарплату, те, кто хоть однажды переступает порог театра, остается здесь навсегда.

Через мою профессиональную жизнь прошло огромное количество самых ярких и талантливых людей, в том числе и наших ребят из команды КВН, к которым я отношусь, как к своим детям. И однажды мне в голову пришла мысль организовать собственный костюмерный цех. Сказано – сделано! И теперь в моей студии есть костюмы для самых разных случаев — праздничных мероприятий, рекламных съемок, и моими услугами пользовались Анар Мамедханов, Мурад Дадашев, Бахрам Багирзаде и многие, многие другие. То есть, театр стал не только местом работы, но и дал мне толчок для организации собственного дела.

 

— Вы любите ездить на гастроли?

— А кто не любит путешествовать?! Я обожаю гастрольные поездки. Особенно мне нравится Санкт-Петербург, где у меня живут двоюродные брат и сестра. У меня вообще во многих городах живут родственники, и мне бывают очень приятно совмещать работу и общение с родными. Раньше мы всем составом отправлялись на гастроли на поезде, и это были незабываемые дни — мы пели, ели, веселились, шутили и рассказывали анекдоты, и время пролетало незаметно. А сейчас мы летаем самолетами…

 

— Какая поездка вам запомнилась больше всего?

— Гастроли в Израиле, потому что мне удалось побывать в Иерусалиме, где я увидела много святынь — знаменитую Стену плача, место, где распяли Иисуса Христа, а на гроб Господень я положила свой ключ, и это принесло мне удачу. В Иерусалиме со мной происходили удивительные события, хотя, что тут удивляться, ведь это же святое место! Когда я впервые подошла к Стене плача, то сначала очень удивилась – почему все плачут? Но стоило мне самой приблизиться к этой стене, как у меня невольно полились слезы, и я испытала невероятное очищение, как будто избавилась от какого-то тяжелого груза. Несмотря на мои больные ноги, в течение всей этой поездки у меня было ощущение, что меня кто-то носил на руках… Я счастлива, что мне удалось прикоснуться к этим святыням…

 

— Не жалеете, что пришли в театр?

— Нет! Это не просто место, где я работаю. Театр стал моей жизнью.

 

Февраль, 2014

Фото : Шаин Гусейнов

One comment

Добавить комментарий