Азад Рагимов : «Мы так живем!»

31 декабря мы отмечаем два замечательных праздника – День солидарности азербайджанцев всего мира и Новый год! Этим интервью я завершаю 2017 год, поэтому сегодня у меня особенный собеседник – министр молодежи и спорта Азад Рагимов. 

Я отношусь к этому человеку с большим уважением, потому что он является для меня прекрасным примером того, каким должен азербайджанский мужчина XXI века.  Благодаря своей целеустремленности, трудолюбию, профессионализму и огромной любви к родине он по праву является одним из самых эффективных и успешных министров.

Но в преддверии праздников мне захотелось отойти от официоза и поговорить с Азадом Арифовичем о самом  приятном –  его детстве и юности…

 

 — У вас  достойная мужская биография – учеба, служба в армии, блестящий карьерный рост, плодотворная общественная деятельность. Но читателям всегда интересно,  что находится, как говорят англичане, in between, то есть, между ключевыми этапами вашей жизни. И так как все начинается с детства, расскажите, каким оно у вас было?

— Обычным, как и у всех детей того времени – детский сад, школа… Правда, не думаю, что смогу рассказать что-то интересное  о детском  саде, потому что я его плохо помню. А воспоминания о школьных  годах  до сегодняшнего дня со мной, и наш 10 «В» класс  134-ой школы  по-прежнему дружит, и это самое большое впечатление от моей юности и  молодости…

У нас есть чат друзей и каждое утро начинается с того, что мы смотрим,  у кого что произошло, кому нужна помощь, кто куда поехал, что увидел, у кого день рождения… Раз в году мы обязательно собираемся, и каждый раз на эту встречу приезжает большая делегация из Израиля, России, одна  девочка из Австралии, кто-то из США и Европы.  По нашему чату можно увидеть обширную географию нашего класса, который разбросало  по всему миру.

Думаю, во многом это большая заслуга нашей замечательной классной руководительницы — Лилия Макаровны Будько. Кстати, ее сын, Сергей Ферштандт, ныне батюшка Сергей, стал протоиереем русской православной церкви на проспекте Азадлыг.

d3b8e5f8bd5cb59622b419df29ae6244.jpg

В 1978 году меня избрали секретарем комсомольской организации 134-ой школы,  и до сих пор  я продолжаю организовывать различные мероприятия, правда, несопоставимые по своим масштабам со школьными. Для меня эта общественная позиция никогда не была формальной – мы постоянно что-то придумывали, у нас был свой  школьный клуб КВН,  а в те годы это было не в каждой школе…

Еще бы, в те годы КВН  был под запретом…

У нас была замечательная директор —  Бейбутова Гамида Алиевна, и, благодаря тому, что ее супруг в те годы занимал высокую должность, в нашей школе запретов практически не было.  Помню, Гамида Алиевна  пробила в каких-то образовательных структурах  разрешение, и мы  купили  музыкальную  аппаратуру. Тогда впервые мы начали устраивать в школе дискотеки, а записи для них подбирали у меня дома, чередуя быстрые и медленные танцы.

 — Какая музыка вас  тогда интересовала?

— Boney M, ABBA, Eruption… Кроме того, у папы была хорошая коллекция джазовых пластинок – Элла Фицджеральд, Оскар Питерсон, Диззи Гиллеспи, Арета Франклин, чкть позже появилась Донна Саммер, и я пристрастился к джазу.

На должность секретаря  комсомольской организации избирали людей, обладающих различными способностями, в том числе и организаторскими. Как они у вас проявились?

Наш класс был самый активный,  и мы все время придумывали разные интересные мероприятия. Например, мы регулярно приглашали   знаменитых людей из мира искусства, милиции, спецслужб и они нам рассказывали  про свою работу. Однажды на такую встречу  пришел начальник уголовного розыска, в другой раз   сын нашего педагога по физике Рахиль Ионовны, который  занимался  космическими  исследованиями.

Ну, и конечно же, не могу не вспомнить военно-спортивную игру  «Зарница»!  Мы бегали по Зыху, брали штурмом маслиновую рощу, а я из-за своих  физических способностей был знаменосцем. Даже была одна интересная история… Не  помню, какое тогда было событие, но однажды отряды всех участников «Зарницы»  выстроили на  площади Ленина  (сейчас площадь Азадлыг).  Перед нами под тентом сидели ветераны, а позади нас стояли  БТРы. Я, как всегда,  стоял со знаменем…   Целый час под палящим солнцем, пока меня не хватил солнечный удар…  А что произошло дальше, мне уже рассказали ребята: «Ты упал без сознания, но флаг из рук не выпустил»!

 — Какие  школьные предметы вам нравились?

Я  — гуманитарий, поэтому мне нравились география, английский язык, который я изучал с четырех лет, и история, особенно период  римской империи и Древней Греции.

— Как  вы определились с будущей профессией? Ученик 134-ой школы, одной из самых лучших в Баку.  Наверняка у вас было несколько вариантов!

— Естественным желанием любого гуманитария с тягой  к языкам и пониманием происходящего в мире было поступление  в МГИМО. Это был Олимп,  к которому  мы все пытались подойти, но в год республике  выделялось всего два места,  и конкуренция была огромная.

Следующий  шаг, если спуститься  на землю с Олимпа, был московский институт имени Мориса Тореза,  но и там  был настолько сложный конкурс, что, несмотря на мои отличные оценки, не факт, что я бы туда поступил. Поэтому все закончилось тривиально – я поступил в наш институт  иностранных языков.

5ed6c67862535871239502c59fec44f7.jpg

 — Родители поддержали ваш выбор? Или  они мечтали о другой профессии  для своего сына?

Мои родители  — врачи, но отец однажды сказал, что  «врачом ты будешь только через мой труп».

— Почему?!

Папа долгие годы  возглавлял больницу им. Семашко и,  постоянно сталкиваясь с  человеческими проблемами, видимо, не захотел для меня такой участи. Да и медицина, если честно, меня не интересовала.

 — Значит, когда  вы им сказали, что будете поступать в иняз,  родительское  согласие было получено?

— Театрализованного  представления и драмы, куда я буду поступать  и как это будет,  точно не было!  Для 1981 года это был совершенно  осознанный и точный выбор. На юрфак не поступишь, на истфак мне не хотелось — я больше тяготел к языкам, востфак в те времена был почти недоступен, оставался иняз, очень хороший институт. Кстати, мой предшественник, Абульфас Караев,  тоже  выпускник этого института.

То, что вы с четырех лет занимались английским  языком, наверняка было инициативой ваших родителей,  потому что в таком почти младенческом возрасте вы вряд ли сами об этом попросили!

В те времена у родителей  постоянно были какие-то инициативы в отношении меня. Мама  водила меня к преподавателю фортепиано, но он,  «прощупав» меня, после пары занятий сказал: «Эльмира ханым, можно его больше не приводить? Это совершенно не в ту степь». Одно время мама заставляла меня ходить в мастерскую друга моего отца, скульптора Ибрагима Зейналова, и я вместе с ним лепил Ленина, который потом очень долго стоял в Евлахе.  Как-то  по неосторожности, когда он был еще в глине, я сковырнул ему нос.  Обычно  памятники  отливали из бронзы  или  исполняли в каменном варианте, но в Евлахе стоял  гранитный Ленин.

Школьные годы  невозможно  представить без происшествий, и  чем старше становишься,  тем они ярче. Вы сбегали с уроков, устраивали розыгрыши педагогов или одноклассников?

— Тогда это называлось  «ходить на шатал», но мы не сбегали. Может быть,  за все время два или  три раза, и  не потому, что хотели, просто надо было отдать дань времени и школьным  традициям.

0be8ccab26e0f3cfe143c47651dafc59.jpg

 — Такие были дисциплинированные?

— Да! Мы с  удовольствием ходили в школу, с удовольствием учились и общались. Но,  конечно же, самыми интересными событиями были драки по самым разным причинам. Одна из таких знаменитых школьных драк случилась  с Эльдаром Гарибовым,  известным ныне банкиром, который  возглавляет Unibank.  Тогда мы дрались не на жизнь,  а на смерть, а сейчас мы самые близкие друзья на протяжении последних  двадцати лет.

 — Когда  в классе около двадцати мальчиков, то из них человек пять  являются претендентами на лидерство. Как вы решали эти вопросы внутри вашего дружного класса?

В то время, если не было жесткой конкуренции  или непримиримой ненависти, все решалось дружески.  С нами учился парень –  Исмаил Идаятзаде, он, например, был лидером во всех театральных постановках. Исмаил был настолько артистичным, что  никто не мог претендовать на эту роль. Кто-то лучше знал математику, кто-то бежал быстрее, наш Юра Мамедов лучше  всех играл в футбол,  и в этом никто не мог  его превзойти.

 — У вас  были внеклассные увлечения — туризм,  альпинизм?

— В море не ходили, в горы не лазили, но любили загородные поездки. Отец одного из наших одноклассников  был директором молодежного лагеря «Гянджлик» в Бузовнах, и каждый год мы отправлялись туда всем классом на «маевку» — скалы, море, пикники, соревнования, маленькие конкурсы и викторины… Иногда ездили в районы Азербайджана или  в пригороды Баку,  чтобы поиграть в  «Зарницу».

 — С профессией вы определись, институт окончили. Что было потом?

— После третьего курса не стало отца, и  я перевелся на вечернее отделение… Надо было работать, и  я  был избран на сей раз освобожденным секретарем  школы №245  Хатаинского района, где иногда заменял преподавателей  английского языка. Но в основном я занимался общественной деятельностью  в качестве члена райкома Хатаинского района.

А в 1986 году,  после окончания института, в июне меня призвали  в армию на полтора года.  Судьба  так распорядилась или  звезды мне помогли, но  приехал человек из Москвы – Гальчук Борис Викторович, руководитель одного из подразделений секретной части,  находившийся  в Царицыно  под Москвой. Эта часть  была организована  декретом Ленина в 1918 году, но в ней никогда не служило ни одного лица не русской или не белорусской национальности, даже украинцев  туда не брали!  Но когда началась  перестройка,  они, видимо,  подумали — а почему бы нам не взять ребят из союзных республик?  И так как  воинская часть была связана с  переводами, Гальчук и приехал в Баку…

afd9e31b9ea97f18c40334a3f32e48f0.jpg

А какой это был род войск?

— У меня подписка о неразглашении еще не закончилась! (смеется)  Полтора года службы были очень насыщенными — наряды на кухню,  дежурства, солдатская форма, а ночи проходили в переводах с английского.  После армии я  вернулся в родной райком комсомола, подал заявление, что хотел бы продолжить свою комсомольскую  работу, и 31 декабря 1987 года меня назначили секретарем райкома комсомола. В 1989 году  меня назначили первым секретарем райкома комсомола, а потом Сахиб Алекперов  предложил мне должность в Комитете молодежных организаций Азербайджана.

В те годы КМО был государственным   комитетом,  который объединял неправительственные молодежные организации. Тогда их было пять или шесть в Азербайджане.  Кроме того, КМО еще осуществлял весь международный обмен по линии молодежи Азербайджана.  Мы вместе с Сахибом Алекперовым работали там вплоть до ликвидации комсомола, а потом закрыли комсомол на ключ и ушли в большой бизнес. Вот на этом закончила та часть моей жизни…

 — Закончилась исторически,  но вам же пригодились те способности и опыт,  которые  вы приобрели в молодости?

Я всегда говорил без громких слов и лозунгов, и сегодня готов спорить до хрипоты, что комсомол — это великая школа.  Великая не только  в организации каких-то мероприятий, она великая в том, что ты можешь выстраивать взаимоотношения,   можешь  помогать людям, потому что  комсомол всегда был в ответе за интернаты и детские дома, с которыми мы плотно  работали.

1988 год стал началом  нашего освободительного движения за  независимость Азербайджана.  На всех заводах комсомольские  организации были уже расформированы, создавались мятежные комитеты и с ними нужно было как-то общаться, выстраивать отношения, и это был невероятный жизненный опыт! Я помню, как на площади Ленина мы пытались сдержать огромную  разъяренную толпу, и нам удалось  не просто возглавить  народное шествие, но и предотвратить погромы зданий.  Очень интересное было время…

 — То есть, вы проверили себя не только в  мирных условиях, но и в революционных?!

— Да, мы проводили на работе круглые сутки,  а спали на импровизированной кровати, которую  сооружали  из двух  скамеек.  В самом начале этих событий никто же не знал, что будет в дальнейшем.  Потом уже стало понятно, что прежнее государство было нежизнеспособным,  но тогда мы так далеко не думали  и прогнозов  строить не могли, ведь  у нас почти не было информации,  на основании которой  можно было делать  анализ…

c83e41ca068f614c486a0b338bf0cacc.jpg

 — Каким бы активным вы ни были,  как бы ни любили  свое дело, но большая ответственность и общение с огромным количеством  людей может утомить даже самого деятельного  человека.  Как вы восполняете  затраченную энергию?

— Я не энергетический вампир и людьми не подпитываюсь, но я человек  общественный, поэтому сидеть одному  и заниматься  миросозерцанием  — это не мое… А  уставать, конечно, устаю… Калейдоскоп лиц, масса проблем, которые  надо решать, и если ты относишься к ним искренне и  действительно хочешь  помочь, но по каким-то причинам не можешь этого сделать, это оставляет след в твоей душе и,  конечно же,  выматывает. Но с другой стороны,  без этого жить  тоже невозможно, потому что  это моя жизнь…

 — Не могу не спросить вас о тех спортивных событиях, которые ждут нашу страну в предстоящем году?

Начиная с 2013 года, когда Азербайджан обрел  право  на проведение Первых Европейских игр, все эти годы мы жили  невероятно интересной жизнью!  Было все – Европейские игры с огромным объемом работы, и впервые такое масштабное мероприятие  проходило  в Азербайджане. Параллельно шла подготовка к «Формуле-1», на небосклоне светили Исламские игры, где-то в середине этого периода проходило не менее сложное мероприятие — Всемирная шахматная олимпиада.

Я уже не говорю о различных Кубках,  чемпионаты Европы и мира, которые  проводились в Баку, как будто это были рядовые, привычные для нас  мероприятия. Это был замечательное время  и хороший стресс  для организма…

Мы накопили огромные  знания, и скажу без ложной скромности, теперь мы можем ими делиться.  Меня включили в организационный  комитет Вторых Европейских игр, которые пройдут в Минске, и мне постоянно звонят ответственные лица, вплоть до белорусского министра, и мы им  предоставляем гигабайты накопленной нами информации и для помощи делегируем наших сотрудников. Кстати, около пятидесяти  специалистов из нашего министерства  успешно работало на Азиатских играх в Туркменистане, и это  здорово, что наши ребята  сегодня так  востребованы!

Потрясающий  плюс, что мы создали настоящее движение волонтеров, и это стало частью  жизни нашей молодежи. Поэтому в предстоящем году можно немного  успокоиться, заняться рутиной, подтянуть некоторые моменты. Так что 2018 год у нас будет достаточно спокойным.

Из больших, знаковых мероприятий самое большое и важное — это выборы  господина президента, к которым мы со всей молодежью будем активно готовиться. Наша цель —  привести молодых людей и  особенно тех, кто будет голосовать впервые, на избирательные  участки, и для этого  мы сейчас разрабатываем новые методы и инструменты для  работы с молодежью.

89c8256d5f855d2908bc3b027f366de5.jpg

Второй по значимости  остается  «Формула-1», которая  пройдет  27-29 апреля.  Кстати, согласно рейтингам и исследованиям самых уважаемых изданий, таких, как  The Guardian, The New York Times, Bild, опросов фанов  гонок,  «Формула-1»  Гран-При  Азербайджана признана  лучшей в сезоне  2017 года!  Мы хотим, чтобы и в 2018 году она была не менее зрелищной и  хорошо организованной.

Еще из больших мероприятий в сентябре нас ждет чемпионат мира по дзюдо,   чемпионат мира по велоспорту BMX – это достаточно большое мероприятие,  и господин президент подписал указ о создании оргкомитета,  который возглавил первый вице-премьер Ягуб  Эюбов.

Также, в Азербайджане состоится еще одно знаковое мероприятие, которое  проводится впервые в мире   — Форум Специального  олимпийского  комитета. Все знают про паралимпийский комитет для спортсменов  с ограниченными возможностями, а Специальные олимпийские игры предназначены для людей с ментальными проблемами. На этом Форуме мы будем обсуждать,  как  можно помочь этим ребятам стать более интегрированными в общество.

Мы провели титаническую работу,  и в результате очень  быстро и качественно создали национальное агентство по борьбе с допингом — АДАНА,  что позволило нам получить право на проведение  Всемирной антидопинговой конференции в Баку  в ноябре будущего года.  Также, у нас пройдет Форум молодежи,  который  проходит раз в два года и  на который съезжаются  молодые люди со всей республики.

В апреле в Азербайджане состоится вторая Конференция, на которую приедут министры молодежи исламских стран,   а еще у нас состоится Первая универсиада тюркоязычных стран…

— И это вы называете спокойным годом?!

— Мы так живем!

 — Тогда что же в вашем представлении активный год?  Может быть, Олимпиада?

— Я  «Весы» по гороскопу, и в этом случае   сразу разделяю это событие на две части. С одной стороны,  любая  страна мечтала бы провести  самое большое, самое грандиозное и  самое знаковое событие в мире, с которым сопоставимы только чемпионат мира по футболу и World Expo.

Но  с  другой  стороны есть серьезный фактор,  который для меня, как для человека,  который считает себя отчасти профессионалом в спорте,  это  олимпийское наследие. Безусловно, мы сможем провести  Олимпиаду  и проведем  ее великолепно! Но у нас останется куча огромных спортивных  сооружений,  которые надо будет заполнять,  чтобы они работали и не разрушались. А с учетом того, что ввели пять новых олимпийских   видов спорта  — альпинизм,  бейсбол, софтбол, серфинг и скейтбординг, а на прошлой Олимпиаде  гольф и регби, для этих видов спорта у нас пока нет Федераций и спортивных  объектов!

Когда едешь по Афинам, то  видишь, что  олимпийская  деревня почти полностью разрушена.  В Лондоне, например, использовали много временных сооружений и мульти-комплексов. Кстати,  эту же практику мы применили на Первых Европейских  играх, когда  в Cryctal Hall были проведены  соревнования по четырем видам спорта. Так что, олимпийские  эмоции  мне близки и понятны, но  вышеперечисленные проблемы усмиряют  пыл…

2166c52b15eea3b48814a869cb47b58d.jpg

 — Зато вам есть куда стремиться в ближайшие годы!

— Безусловно, но кроме этого надо стремиться, чтобы больше ребят приходило в наш спорт, потому что до сих пор в мире никто не придумал лучшего способа, как можно  организовать  свободное время молодых людей и привлечь их к здоровому образу жизни. Надо заполнить наши олимпийские  комплексы в регионах, и это тоже она из наших приоритетных  задач, чтобы через массовость мы шли к высоким спортивным результатам. Так что дел много!

Спасибо вам за интересный разговор,  Азад Арифович! Поздравляю вас с наступающим Новым годом и День солидарности азербайджанцев  всего мира и Новый год! Уверен, что  и в 2018 году, и во все последующие годы,  мы будем гордиться новыми победами азербайджанских спортсменов и успехами нашей  молодежи!

Беседа с Азадом Рагимовым состоялась при поддержке сети книжных магазинов LIBRAFF 

af4de04fea8f5674ba8e06c49b923d25

e574882f022a3983d4cb6dcb371f73db

06e6dd7ab5145f50f10be38612b50125

7e4eabe35d536390feea408c04de2fd0

894cded6940f901647c602877733651a

1ebe3e0238dc9ac13bfaa1e8e6fa9558

4741c1bba690692205b737cafa060bce

Добавить комментарий