Сейчас рассмешить нас получается лучше, чем заставить нас задуматься

С Октаем Алиевым я знаком ещё со студенческой скамьи. Он всегда отличался целеустремленностью, желанием реализовать свои идеи и тонким чувством юмора.

Думаю, современное азербайджанское телевидение и Октай шагали и шагают вместе. Он один из успешных телепродюсеров в стране, создатель и президент компании «SOY production». Творчество окружало Октая с раннего детства: его отец — заслуженный артист Азербайджана Видади Алиев, мать  — Народная артистка страны Эльмира Исмайлова. Да и супруга Октая – Диляра – одна из ярких и талантливых актрис современного азербайджанского кино и театра, заслуженная артистка. Брат Октая – публицист, культуролог Эльчин Алибейли.

Итак, мой очередной собеседник – Октай Алиев.

 

 — Октай, нынче такое время, что все на что-то жалуются. Работать, трудиться не хотят, но жалуются постоянно. А на что жалуешься ты?

—  На тех, кто жалуется.

 — (смеемся оба). Оригинально!

— Мы всегда чем-то недовольны. Ну, вот я сам, например, многим недоволен. А что это изменит? Нельзя быть довольным всем, это невозможно априори. Вот знаешь, чем я не доволен?

 — Чем?

— Раньше, в начале марта, во дворе пели птицы. Уже несколько лет как их нет, не прилетают. Странно. Раньше видел журавлиный косяк, сейчас не могу увидеть это удовольствие для глаз. Вот так вот…

0fbdbf04f986c5cbee2715b6d40110dd.jpg

 — А я вот недоволен тем, что стал реже видеть тебя на экране…

—  Не зовут, я в «черном списке»  (смеется).

 — Серьезно?

— Шучу. Ну почему же, иногда приглашают. Это зависит от обсуждаемой темы и от того, смогу ли я поделиться своими мыслями по предмету обсуждения.

—  Тогда давай обсудим современное творчество. Ожидания твои оправдались?

— Я тебе честно скажу, положа руку на сердце. Не было у меня никаких ожиданий. Все, опустив головы, занимаются своим делом. Государство выделяет деньги на создание фильмов, снимаются коммерческие фильмы. Самое хорошее это то, что у тех, кто работает, никаких заоблачных амбиций нет.

Единственная цель – снять фильм, собрать полный зал в кинотеатрах, заработать и остаться на плаву.

 — Ты считаешь это хорошим фактором?

— Смотря для кого. Для актеров – это супер, для продакшнов тоже. Для зрителя тоже супер.

 — А как же творчество?

— Кажется, Ленин говорил о том, что кино принадлежит народу. Если народ массово ходит в кинотеатры смотреть комедии, значит, он считает необходимым это.

85de96c68c61892dd056405fc6e166fa.jpg

 — Выходит, сегодня нас интересует только смех?

— Мы хотим и смеяться, и задумываться. Но сейчас рассмешить нас получается лучше, чем заставить нас задуматься.  И тому есть причина: у нас заложены хорошие комедийные традиции, были блистательные актеры в этом жанре.

 — Октай, а как же телевидение?

— Возьмем наши частные телеканалы. Ну, сколько им лет? Максимум 20. Они сами себя обеспечивают. Причем в тех условиях, когда рекламный рынок страны дышит на ладан.

Например, в Турции крутятся миллионы на рекламном рынке. Наши телеканалы о таких заработках могут только мечтать. Если ты зарабатываешь, то и твой продукт будет качественным. Нужны большие финансы.

Другая большая проблема состоит в том, что большинство населения смотрит либо турецкие, либо российские телеканалы. Это большой плюс для Турции и России. Объясню, почему? Например, рекламируют они масло. Для рекламодателя — это выигрыш, так как о его продукте будет знать не только турецкая или российская аудитории, а азербайджанская тоже.

— Тогда возникает известный вопрос Чернышевского: «Что делать?»

— Не знаю, Бахрам, вот честно, не знаю. Не могу понять и одну странность, присущую нашим телезрителям. Вот имеется ряд известных телепроектов и  мы их реализовали  на своих отечественных телеканалах. Но зритель всё равно смотрел их на зарубежных телеканалах, а не на наших.

 — А не собираешься снять, например, кино не для всех?

— Я недавно был в Турции, встречался с одним известным сценаристом. Он был пожилым, очень опытным. Вот он говорил, что его студенты часто расспрашивают о том, как написать успешный сценарий. Он подчеркивал необходимость идеи. Вот этой самой идеи нет. Нет сценаристов, нет режиссеров, Бахрам.

Если мы уже сегодня называем «молодым» режиссера, которому скоро стукнет 60, то я боюсь подумать, что нас ждет.

287224089c343e3d934dff8f68cb9ecd.jpg

— Почему нет больше таких  проектов как «Yeni Ulduz», «Xalq ulduzu»?

— У каждого проекта есть своё время. Появился новый этап, новые проекты что-то вроде «Голоса», «Большой сцены» и т.д. А знаешь, сколько нас ругали? Не было ни дня, когда в газетах не выходили критические статьи, писали, мол, зачем это нужно, зачем столько певцов?  Теперь хочу у вас спросить: сколько человек стало певцами из числа конкурсанток?  Десять, не больше.

— Октай, ты вырос в Ереване, был внутри всех процессов. Нельзя ли было создать, например, фильм, когда очевидцы тех событий могли бы рассказать о том, что происходило на самом деле? Причем, на армянском же языке, ведь у нас есть актеры в Иреванском театре, которые знают армянский язык…

— Идея отличная. Потенциал есть, актеры есть. Я однажды предложил эту идею. Это же не только культура, но и большая победа в информационной войне. Но…

 — Зачастую наши соседи тщательно скрывают тот факт, что Ереван — город азербайджанский и фактор Азербайджана в нем ярко преобладал. Я прав?

— Абсолютно. Вот вам первый факт, который бросается в глаза. Иреванскому театру скоро исполнится 150 лет, а армяне будут скоро отмечать 105-летие своего первого театра. Значит, азербайджанцы и азербайджанская интеллигенция 45 лет до этого события в Ереване создали себе театр. Там же были и мечети.

Наберите в Youtube «Ашура в Ереванской мечети». Армяне до сих пор называют некоторые улицы и дворы по-азербайджански.

 — У армян много слов с тюркскими корнями…

— Много. Ну, если уже Саргсяна ругают на азербайджанском языке (смеется).

 — Какие у тебя воспоминания о тех днях?

— Теплые. Пионерский лагерь. Очень интересное детство. В Ереване есть стадион «Раздан», двухъярусный, вместимостью в 70 тысяч человек, под ним протекает река Зянги. Я помню, когда там выступала Зейнаб Ханларова, яблоку негде было упасть. Каждый год в Ереване проводился фестиваль «Золотая осень», до выступления Зейнаб Ханларовой на сцену вышли Никулин, Моргунов и Вицин на том самом автомобиле из «Кавказской пленницы». Это было в конце 70-х.

Таксисты в Ереване чаще слушали выступления Алибабы Мамедова, Рубабы Мурадовой и всё это я помню.

17e01ad6f2e73691fa7a6764938a12ed.jpg

— У тебя творческая семья. Чем она отличается от обыденной семьи?

— Тем, что друг друга критикуем, указываем на ошибки. Остальное всё как у всех.. Меняю лампочки, ремонтирую ванную комнату  (смеется).

 — Какие планы у тебя, какими новыми проектами порадуешь?

— Все зависит от финансов. Не хочу ничего делать ради галочки.

— Успехов тебе, Октай,  во всем!

— Спасибо тебе, что дал возможность излить душу!

 

Беседа  с Октаем Алиевым подготовлена при поддержке сети книжных магазинов LIBRAFF

0d0aeb02701b4c3097a9f159ee5a777a

c9132c3d86b878a10d83f01891a33fe7

af4de04fea8f5674ba8e06c49b923d252

e574882f022a3983d4cb6dcb371f73db2

06e6dd7ab5145f50f10be38612b501252

7e4eabe35d536390feea408c04de2fd02

894cded6940f901647c602877733651a2

1ebe3e0238dc9ac13bfaa1e8e6fa95582

4741c1bba690692205b737cafa060bce2

 

 

Добавить комментарий