«Мне хочется показать прекрасные стороны жизни»

С молодым художником, членом молодежного Союза художников АР, Ханларом Асадуллаевым, мы уже знакомили читателей в одном из номеров нашего журнала. Путь, благодаря которому он пришел в свою профессию, вполне обычен для многих живописцев: кружок в Доме пионеров, Художественное училище им. Азима Азимзаде и, наконец, Академия Художеств Азербайджана.

О том, чем живет художник сегодня и как реализует свой творческий потенциал, наша очередная беседа.

—  Ханлар, Вы все еще носите с собой блокнот для зарисовок, как сказали в прошлом интервью? Хотелось бы посмотреть на Ваши последние наброски.

—   Конечно, он со мной по-прежнему, но… в данный момент – нет, простите, остался в машине (улыбается).

—   Несмотря на то, что в детстве рисуют практически все, лишь у немногих это увлечение превращается в смысл жизни. Можете вспомнить, что именно пробудило в Вас интерес к рисованию?

—   Даже не знаю… Хотя… Вы спросили и я вдруг начал вспоминать, что в начальных классах, на уроках русского языка, мы практически не занимались, так как наши педагоги… читали газеты, а нам советовали (смеется) — порисовать. Что я добросовестно и делал, старательно рисуя все, что видел. Так что, может мой интерес к живописи “спровоцировали” именно эти уроки? Ведь все остальные занятия проходили, как положено.

—   Говорят, во всем плохом есть доля хорошего. Видимо, это именно тот случай.

—    Да, хотя из-за этой халатности учителей я так нормально и не выучил русский язык (смеется). Но все же, я на них не в обиде, ведь приобрел нечто большее. Они, можно сказать, разбудили во мне тягу к прекрасному. А язык выучить никогда не поздно.

—   В Вашей семье ведь нет художников?

—   Нет, у нас семья нефтяников. Такая вот настоящая мужская профессия. Папа, брат – оба работают на Нефтяных Камнях. Знаете, я всегда мечтал туда попасть, увидеть своими глазами Нефтяные Камни – этот чудо-поселок, расположенный прямо в море на металлических эстакадах.

Он ведь даже занесен в Книгу рекордов Гиннеса. И скоро этой мечте суждено будет осуществиться: группа художников, в числе которых и я, должны туда полететь на вертолете, как только позволят погодные условия. Предстоящая акция курируется Министерством культуры. С нетерпением жду впечатлений от этого фантастического зрелища. Оно станет своеобразным пленэром для нас, результатом которого будет совместная выставка наших работ.

b9aea96f16717acbf7be568333918cc7.jpg

—   Помнится, в предыдущей беседе Вы упомянули, что недалеко и до Вашей персональной выставки?

—  Если честно, то еще нет достаточного количества работ, ведь мои картины редко задерживаются в мастерской, что радует. А “персоналка” — шаг серьезный и не хотелось бы проводить ее абы как.

—   Имеете ли Вы возможность проследить судьбу своих работ после их реализации посредством галерей?

—   Откровенно говоря, нет.  Подчас я даже не имею понятия, куда, в какие руки попадают мои картины, в том числе реализованные через галереи. Но бывает и так, что спустя некоторое время новые владельцы работы сами находят меня, проявляя заинтересованность, что, конечно же, крайне приятно.

—   Среди Ваших картин есть одна, на которой изображен саксофонист. Очень удачная работа, передающая настроение музыканта и то, какое удовольствие он получает от исполнения импровизации. Как вообще происходит у Вас процесс рождения картины, начиная с замысла, идеи до последнего мазка на холсте?

—   Каждая картина сама меня “ведет”, но по-разному. Могу работать непрерывно, по 10-12 часов, буквально не отрываясь от холста. Есть картины, которые словно бы вылетают, как птицы, из-под кисти, легко и стремительно. А есть те, которые рождаются долго, мучительно, в течение нескольких месяцев и даже лет.

Начав такие работы, я периодически откладываю их, до лучших времен, до всплеска вдохновения, предназначенного именно этой работе. К примеру, над картиной, о которой Вы упомянули, “Джазмен”, я работал два года, а окончил за два дня, на волне вдохновения после посещения джазового концерта. Она, видимо, ждала своего часа.

—   Ханлар, а можете ответить честно: так называемые картины – “халтуры”, Вы рисуете?

—   Смотря что подразумевать под этим словосочетанием. Для меня “халтура” в живописи – это когда художник, нарисовав какую-то картину, например, пейзаж, и сумев выгодно ее реализовать, затем решил повторить то же самое многократно, автоматически, словно на конвейере, не вкладывая ни души, ни эмоций.  Вот это и есть, на мой взгляд, “халтура”. Во всех остальных случаях, это все же творчество.

—   Вы являлись приверженцем импрессионизма. Не изменились ли Ваши предпочтения со времени нашей первой встречи?

—   В принципе, нет. Но в последнее время я стал больше использовать в своих работах средиземноморские, в частности, греческие мотивы: яркость, сочность красок, солнечные настроения пейзажей, заряжающих позитивом. Мне хочется показать прекрасные стороны жизни, ее умиротворяющую гармонию, чтобы мотивировать, поддержать людей в их стремлении насытить светлой, чистой энергетикой свои мысли.

da88fd93da7033367c2e1bb6bda3ab15.jpg

—   Скажите, а Вы когда-нибудь пробовали работать по своей первой специальности – дизайнера интерьеров?

—   Честно говоря, нет, и даже не тянет. Живопись захватила меня полностью. Но зарекаться не стану. В жизни может случиться все.

—   Как Вы воспринимаете критику, если она имеет место быть?

—   К критике отношусь с пониманием, ведь я не могу нравиться всем подряд. Если делает замечание профессионал, товарищ по профессии, то стараюсь учесть сказанное. Но если человек переходит за рамки корректности, это уже не критика.

—   Ханлар, знаю, что у Вас есть свой круг друзей-художников? Считается, что художники – народ ревнивый. Дружба дружбой, но ведь есть место и конкуренции, когда все в одной профессии? Нет ли ревности к успехам друг друга?

—   Не знаю, как у других, но для нас является вполне обычным делом показывать друг другу свои работы, дать совет, указать на замеченные ошибки. Это же факт, что когда работаешь, взгляд, как говорят сами художники, намыливается, перестаешь видеть какие-то недочеты, не замечаешь их.

И отлично, когда тебе запросто, по-дружески, но в рамках профессионального подхода, укажут на огрехи. Это, можно сказать, наша давняя традиция, так повелось еще со времени учебы в училище. Мы, не то чтобы обижаемся или ревнуем, но даже благодарны друг другу за подобную честность. И вообще, мне очень повезло с друзьями, потому что мы, ко всему прочему, еще и единомышленники.

—   А членам семьи нравятся Ваши работы? Они Вас не мучают просьбами изобразить кого-нибудь из родственников, сделав подарок, скажем, на день рождения?

—   Дома-то все с пониманием относятся к моему выбору. Но некоторые родственники, встретив, все еще спрашивают, когда же я начну, наконец, работать (смеется). Живопись кажется им не совсем серьезным занятием. И на сегодняшний день у меня нет ни одной работы, изображающей кого-то из родни. Не созрел, видимо (смеется).

fed0a39fd4d8ae458ed830e0b9a220bb

—   А как насчет личной жизни, семьи? Дома пока не атакуют насчет женитьбы?

—   Пока не думаю заводить семью, но Вы совершенно точно подметили — дома постоянно ведутся разговоры на эти темы. Особенно со стороны мамы: что бы она ни говорила, о чем бы мы не разговаривали, как-то абсолютно незаметно для меня, вдруг все сводится к главному вопросу – Когда??? (Смеется)

А если серьезно, то я пока в поиске. Думаю, что моя будущая супруга должна быть моей противоположностью. Потому что в этом случае происходит постоянное взаимное притяжение, люди учатся чему-то друг у друга, вместе им не бывает скучно, обыденно. Профессия не имеет значения, лишь бы человек понимал меня и поддерживал мои творческие порывы.

—   Как Вы предпочитаете проводить свободное время?

—   Вообще-то для художника нет понятия свободного времени, мы все время в работе или в поиске. Мы с друзьями любим выезжать на природу, где тоже работаем. Я сам очень люблю горы. Правда, на любительском уровне, до профессионального альпинизма мне далеко. А еще у нас уже сложилась традиция каждое лето ездить куда-то за пределы Азербайджана.

К этому мы заранее готовимся: выбираем страну, маршрут, оговариваем, что хотели бы увидеть и — вперед! Такие совместные поездки дарят массу новых впечатлений, яркие эмоции – в общем, то, что так необходимо художнику для дальнейшего раскрытия своего творческого Я.

—   Из тех мест, где уже побывали, какое больше пришлось по душе? Так, чтобы хотелось туда возвращаться снова?

—   Каждый город, где я был, имеет свое лицо, особенность, неповторимость. Но все же мне больше нравится бывать в Стамбуле, где любой камень – история. Настоящий простор для творческого вдохновения! И придумывать ничего не надо – ходи себе с блокнотом и делай наброски для будущих картин… Но, между прочим, наш Баку также не уступает другим городам. Он очень красив и соединяет в себе древность, историю и современность. Особенно, если смотреть на него глазами туриста.

Единственное, что нам надо: бережнее относиться к богатству, доставшемуся нам от предков, хранить то, что имеем, ценить и уметь представить наше культурно-историческое, духовное наследие всему миру. Потому что без этого все станет безликим.

—   Ханлар, чего бы Вы хотели достичь в своем творчестве и о чем мечтаете?

—   В творчестве, как и каждый художник, я бы хотел найти свой путь и, возможно, сказать что-то новое, привнести какие-то свежие идеи в искусство,  как замечательный художник и человек, Сакит Мамедов, которым я восхищаюсь.

А еще, есть давняя мечта — прыгнуть с парашютом (смеется). Я, хоть и спокойный человек, но иногда хочется экстрима. Уверен, что это насытит мою жизнь новыми впечатлениями.

45ebcaf4c909c327776ce0c5ed047c17.jpg

—   Ханлар, спасибо за беседу. Я желаю Вам успехов в творческом поиске и побольше прекрасных эмоций, дающих развитие Вашему потенциалу!

—   Спасибо Вам, Бахрам муаллим, за благожелательность, внимание ко мне и поддержку! В свою очередь, я бы очень хотел, чтобы наш любимый город, страна процветали. И чтобы каждый человек стремился развивать свои способности и реализовывать все свои мечты!

Рубрика ART выходит при поддержке магазина ECAZ, в котором  представлены товары  art&hobby! ECAZ — это самые необходимые товары для желающих заниматься рисованием, творчеством и хобби; здесь есть все нужное и важное как для учащихся художественных школ и вузов, профессионалов, так и для тех, кто занимается любимым творчеством для души или только планирует им заняться.

Bakı, Azerbaijan

Heydər Əliyev pr. 66/68

Phone: +994 125142904

Mob: +994 502051178

b52b08dd466f308fe26f7e8663df3bd6

9b5ebf23510dd49875f049e8aaa63d08

a7d7587947581573e4d2a71a077df935

48841e58225a939ccabe999545e2e855

d1d5ae1338f4c9bc6737a428ee26247f

ed0bfdc75674dfe0969f9614897136b6

3f512e8bfe327d1add2690549f22f7c0

5b863e1ae5129f24fe1da1f1211013b1

1ebaf7bcf4aae85e750a8398a509148d
6fc904fd9828a61579c66f391e31bb6c
7eed2f06172faaf078f6e3f6295c96c4
14a83e974e7469a11b801e7a16a69ac6
076e0147467f87ea93243608276b68b1
79bf043b09216c9a0e1ea75551dc8c42
a5bd697893ae0725debe93a98295f8d2
b5cb57f5f521fe8f6fd9caf062b28bd3
ba977d4fe18703ff5ecbe3114cb5c2b8
bc104327d61a99bd2050996749f09de8
ca14059cd8efa3e7fe220c5372316592
dfa2683599f49ea59b2f7d2859da1254
e195583f367f05c3f6cc993551548774
f1eb4139d2833a5d1a1405e3c8115708

Добавить комментарий