«Я всегда старался жить так, как должен жить настоящий мужчина»

Фархад Исрафилов, один из ведущих актеров Азербайджанского государственного театра YUG, педагог, заслуженный артист Азербайджана, обладатель премии Союза театральных деятелей Азербайджана «Золотой Дервиш», давно полюбился зрителям своими характерными киноролями и интересными образами, создаваемыми им на театральной сцене. Вниманию наших читателей предлагаем беседу с нашим  известным актёром.

 

—   Фархад муаллим, почему Вы выбрали профессию актера?

—   Потому что… не умею петь мугам, иначе стал бы певцом (улыбается). В 1969 году проходили съемки фильма “Хлеб поровну” режиссера Шамиля Махмудбекова, в котором я, 14-летний подросток, снялся в эпизодической роли.

Там меня приметил Кямиль Рустамбеков и снял в своем фильме “Семеро сыновей моих”. Я сыграл роль паренька, Гагани. Доснимал этот фильм Тофик Тагизаде, оставивший весь актерский состав неизменным. Съемки произвели на меня сильное впечатление, позволив окончательно определиться с выбором дела моей жизни.

В 9 классе я уже прочитал все произведения Шекспира и многих русских и азербайджанских классиков. Как-то, обратился к своему брату с просьбой помочь найти один афоризм. Внимательно посмотрев на меня, брат посоветовал сходить в Ахундовскую библиотеку, взять некий двухтомник и отыскать то, что мне нужно. Я попробовал протестовать: «По-твоему, я должен прочесть два тома, чтобы найти две строчки?» «А ты как думал?» — ответил он. «Пока ты спокойно спал по ночам, я читал все эти книги. И теперь ты хочешь, чтобы я с легкостью поделился с тобой информацией, добытой с трудом? Нет уж, теперь твоя очередь потрудиться».

18a83667e27f14226457c3a952514c1e.jpg

—   Жестковато, но справедливо. И что же, Вы прочли тот двухтомник?

—   А как же! Нашел то, что искал и, поверьте, был по-своему счастлив, что сделал это сам. Это был труд, сопряженный с удовольствием. Вообще, книга была постоянным моим спутником, я читал даже в транспорте. Все хотел узнать и познать. А параллельно, начиная с 16 лет, чтобы помочь семье, еще и подрабатывал: на строительном комбинате, рыбном заводе, в почтовом отделении.

В 1975 году, по инициативе Гейдара Алиевича Алиева, во ВГИКе, специально для кадров из Азербайджана был открыт актерский курс под руководством известного кинорежиссера и педагога Евгения Семеновича Матвеева. Это был четвертый по счету курс в Союзе после аналогичных для студентов из Белоруссии, Казахстана и Таджикистана.

Группа ВГИКовских педагогов по главе с Евгением Матвеевым приехала в Баку, чтобы проэкзаменовать порядка трех тысяч абитуриентов, в числе которых был и я.

Однако, в первом туре Евгений Матвеев не принял меня, посоветовав сначала отслужить в армии. Но я понимал, что потом у меня может не быть возможности вновь поступать и настоял, чтобы мне разрешили сдавать экзамены. В конце концов, меня приняли.

—   В общем, добились своего. А ведь могли отступить.

—   Нет, не мог, я же Козерог! Упрямый и трудолюбивый — шаг за шагом добиваюсь своего… Учась, я постоянно снимался, в том числе и в фильмах самого Матвеева. Например, в фильме “Особо важное задание” (1980г.), где был задействован отличный актерский состав: Николай Крючков (с которым мы крепко подружились и в дальнейшем поддерживали теплые отношения), Людмила Гурченко, Валерия Заклунная, Евгений Лазарев, Владимир Самойлов, Евгений Киндинов, Александр Парра и другие звезды советского кинематографа. Я сыграл в этом фильме роль летчика-испытателя Рустама.

После окончания института, отслужив в армии, я вернулся в Баку, на киностудию и продолжил сниматься. На экраны вышли фильмы “Хочу жениться” (1983г.), “Рыцарь черного озера” (1984г.), “Безвинный Абдулла” (1984г.), “Только ты” (1986), “Частный визит в немецкую клинику” (1988), Родные берега (1989) Газельхан (ТВ) (1991), Гурама (1995), Шестой этаж пятиэтажного дома (1996), “Некролог” (ТВ) (2001), “Приглашение” (ТВ) (2003), “Территория” (2005), “Жизнь Джавида” (ТВ) (2007), “Обманщики” (2008), “Град “(2012), “Набат” (2014), “Самоотверженный” (2015) и др. с моим участием.

Но и Евгений Матвеев не забывал обо мне — пригласил на съемки фильма “Победа” (1984г.) по трилогии Чаковского, на роль итальянского журналиста Нино Росси.  Этот фильме собрал не менее блистательную актерскую команду: Михаил Ульянов, Андрей Миронов, Александр Михайлов, Георгий Менглет, Альгимантас Масюлис, Владимир Зельдин, Наталья Вавилова и др.

На сегодняшний день я снялся более чем в пятидесяти картинах.

802d8af8cd6b7406cf14cff39f7257d1.jpg

—   Ваши кинороли известны и любимы зрителями. Но Вы также являетесь одним из ветеранов театра YUG, детища заслуженного деятеля искусств Азербайджана, режиссера Вагифа Ибрагимоглу, ушедшего из жизни семь лет назад…

—   Это так. Вагиф Ибрагимоглу был не только художественным руководителем и главным режиссером театра YUG, но и его основателем и вдохновителем. И, хотя попытки собрать труппу были предприняты им неоднократно на базе различных театров, в которых он работал, все же свою YUG-овскую деятельность, мы начали в 1989 году, как студия, на малой сцене Азербайджанского Государственного драматического театра, благодаря помощи его тогдашнего директора и художественного руководителя Гасанаги Турабова. Фахраддин Манафов, Мамед Сафа, Сонаханым Микайылова, Видади Гасанов – ветераны нашего театра, вслед за которыми пришли и другие.

Зрители ожидали от нас интересных задумок. Вагиф муаллим считал, что у каждого театра должна быть своя собственная поэтика и миссия. И спектакли, поставленные им, становились попытками философского осмысления загадок человеческой мысли и бытия, которые вкупе с неординарным драматургическим воплощением, давали прекрасный результат и радовали зрителей. Мы также подготавливали сценки на юбилеи Гаджибабы Багирова, Насибы ханым Зейналовой, Сиявуша Аслана, Мирзы Бабаева, Полада Бюльбюль оглы…

—   Спектакли театра YUG действительно были оригинальны: они заставляли зрителей участвовать в процессе, причем, практически в прямом смысле этого слова, учитывая довольно камерное пространство помещения. Как жаль, что это старинное здание было снесено, как и некоторые другие исторические объекты на Советской. А театру так и не выделили новое помещение…

—   Да, это было, хоть и небольшое, но очень родное, уютное для нас пространство – наш дом, очаг. Как смогли его снести?.. Мы писали в различные инстанции, но реакции не дождались. И на сегодняшний день нашим пристанищем стало здание Кукольного театра.

—   Изменилась ли концепция театра после ухода из жизни Вагифа Ибрагимоглу и какова его роль в Вашей творческой судьбе?

—   Основной концептуальный принцип остался и мы стараемся придерживаться его и не растерять той самой поэтики нашего театра, которая была при его жизни. Но все же, с его уходом многое изменилось. Вагиф муаллим был великим режиссером, учителем, мастером. Когда уходят личности такого масштаба, это не может пройти незаметно и, тем более, безболезненно. Лично для меня его место и поныне пусто.  Поверьте, я очень скучаю по нему, он приходит в мои сны… (с грустью задумывается). И не я один – мы все скучаем, уверен.

Очень тяжело внезапно потерять человека, который тебе дорог. Со мной это происходит уже третий раз. Я потерял своего брата, через год – Вагиф муаллима, а недавно – племянника, известного актера и телеведущего Кямрана Исрафилова.  Молодой, веселый парень. И внезапная смерть от сердечной недостаточности…  Мы испытываем горечь и боль от потерь. Но люди, с которыми я мог бы поделиться своими эмоциями, тоже ушли…

Что касается второй части Вашего вопроса, то в моей творческой судьбе, да и в жизни, огромную, знаковую роль сыграли две школы. Первая – московская, основанная на классических принципах кинематографии, школа Евгения Матвеева. Вторая — школа Вагифа Ибрагимоглу, который обучал нас приемам деавтоматизации восприятия, прививал готовность к смелым экспериментам. И мы реализовывали это в наших спектаклях.  Не каждому актеру выпадает такая удача – встреча с настоящим мастером. Я до сих пор использую эти приемы и стараюсь обучать им, шаг за шагом, уже своих студентов.

Вагиф муаллим часто повторял нам: “Если вы не научите своих студентов тому, чему научил вас я, будете виноваты перед моей душой”. То же самое я теперь говорю своим студентам, объясняя, что передаю им знания, полученные от моего Учителя. А им надо все это осознать и впитать.

2bfac358b8371835ad697ce790624806.jpg

—   Устраивает ли Вас уровень развития и образованность нынешних студентов?

—   Знаете, я принимал участие в работе приемной комиссии и могу судить об этом объективно. Представьте, спрашиваю у абитуриента, подающего документы на режиссерский факультет, имена каких азербайджанских режиссеров он знает и получаю ответ: “Ульвия Кенуль, Кянан ММ”. А на вопрос об актерах: “Эльмяддин, Фярда” … То же самое и с вопросом об азербайджанских классиках и драматургах. Не знают даже, кто автор слов нашего гимна.

Но при этом совершенно маниакально играют в игры на своих телефонах и часто даже не смотрят себе под ноги! Это болезнь. Так и хочется им сказать: “Чем играть в Тетрис, лучше почитайте книги!” Хотя, нынешние молодые, наверное, даже дорогу в библиотеку не знают.  И все же так хочется верить, что все возможно исправить. Вот, например, мой нынешний курс мне нравится. Пытливые ребята, старательные.

—   Я обратил внимание, что Вы их опекаете, и даже по-отечески браните, если выбегают на улицу без верхней одежды. Да и с их стороны чувствуется теплое отношение к Вам, искренность.

—   Они хорошие ребята, я ими доволен. Я им многое объясняю, даю советы, в том числе и по разным жизненным ситуациям.  Ведь я их учитель. В свое время так себя со мной вел Вагиф муаллим.

У меня принцип: если мне не нравится человек, я буду стараться не иметь с ним дела. Даже если это – продавец картошки. Тот же принцип срабатывает и в учебном процессе.

Если я не завоюю уважение и любовь своих студентов, они не будут получать удовольствия от процесса обучения. Я стараюсь не загружать ребят многочисленными запретами, даю им достаточно свободы – ведь это необходимое условие для творчества. Много шучу, чтобы они раскрывались, занимались с радостью, без излишнего напряжения.

—   А что, кроме способностей, необходимо для того, чтобы стать хорошим актером?

—   Воображение, фантазия. Образование, хотя бы базовое. Обаяние. Не обязательно быть красивым. Вот, например, Леонов или Никулин не были внешне привлекательными, но зато были очень обаятельными, харизматичными. А самое важное, по моему мнению – наблюдательность. Надо уметь выхватывать из жизни какие-то детали, и потом суметь их применить в работе над ролью. В кино непременно надо найти какую-то характерность для своего героя, отличительную черту: жест, привычку, слово. То, что будет проходить лейтмотивом через весь фильм.

Но актеру также надо уметь выразить свои мысли не только словесно, но и взглядом, артикуляцией и даже молчанием. Был такой фильм, “Мир входящему”, снятый в 1961 г. режиссерами Аловым и Наумовым. В нем актер Виктор Авдюшко сыграл онемевшего от контузии солдата Ивана Ямщикова. Актёр выстроил этот образ самыми скупыми выразительными средствами — одни глаза выражают состояние души человека, обречённого на молчание.

Надо быть настоящим мастером, чтобы суметь так сыграть роль. А из нынешних зарубежных актеров мне, к примеру, очень нравится актер Мел Гибсон, который может донести до зрителя свои мысли и чувства через мимику и жесты. К слову, я и сам люблю немногословные роли.

4b465bfeff5717542ee6f3e6188912d8.jpg

—   Можете назвать свои любимые роли в театре и кино? И приходилось ли играть персонажей, которые Вам не нравились?

—   У меня много ролей и, поверьте, все они мне дороги. Ведь я полностью выкладывался, трудился, старался проникнуться психологией этих образов…

Но если роль мне не нравится, я отказываюсь, даже если она — главная или, если мне не нравится актерский состав фильма, то есть люди, с которыми предстоит работать. А остальными своими работами и в кино, и в театре, я очень дорожу. Например, спектакль “Сонунджу” в постановке Рамиза Гасаноглу по мотивам пьесы А. П. Чехова “Лебединая песня”, я играю четыре года и хочу, чтобы он жил, как можно дольше.

—    Вы проводите некие параллели между собой и Вашим персонажем? Иными словами: узнаете ли себя в нем?

—   Если бы Вы задали этот вопрос Рамизу Гасаноглу, он бы сказал фразу, которую неоднократно повторял и мне: “Отныне Алисохбат Гелендерли впитался в тебя. Вы – единое целое”. И во многом он, конечно же, прав. Я играю человека аналогичной профессии, такого же возраста… Разница лишь в том, что он – неудачник, жизнь его не сложилась. Даже полюбив, он не смог добиться своей избранницы. Но, тем не менее, он мне близок, я его понимаю и, играя, наделяю своими чертами, как бы примеряя на себя.

—   И все же, что Вам ближе: кино или театр? Где Вы реализуетесь наиболее полно?

—   Мне как-то задавали этот вопрос и я отвечал, что в театре зарабатываешь, а в кино – тратишь. Но если быть объективным, то в кино, сыграв роль, ты больше с ней ничего не сделаешь, она уже тебе не принадлежит и живет своей жизнью.

Иногда я нервничаю, просматривая свои старые кинороли и думая, что сейчас бы сыграл это по-другому. А в театре ты постоянно, с каждым спектаклем, оттачиваешь роль, постоянно анализируешь, вносишь что-то новое.

—   Значит, театральная стезя более плодотворна в творческом плане?

—   А это – для кого как. Есть актеры, которым в большей степени удается что-то одно. Например, Гасан Мамедов был киноактером, воссоздавшим на экране прекрасные образы, которые восхищают нас по сей день. То же самое можно сказать о Расиме Балаеве. Хотя он прекрасно сыграл в спектакле “Ты всегда со мной”, в кино он воистину блистал. Или Шахмар Алекперов, прекрасный актер и человек, который был моим самым близким другом и называл братом. Наша дружба началась во время съемок фильма “Семеро сыновей моих” и с тех пор мы всегда были вместе. Он ушел из жизни до обидного рано, в 48 лет. Так же, как и другой талантливый актер и человек с чутким сердцем — Гамлет Ханызаде… Все это очень грустно вспоминать (задумывается)…

А сколько у нас талантливых актеров, которые, перешагнув определенный возрастной рубеж практически не снимаются. И не потому, что не хотят.  Есть и желание, и опыт, и силы, да и талант при них. Нет приглашений. Представляете, что чувствует человек, посвятивший всю свою жизнь искусству и оказавшийся на закате лет на обочине жизни?

Даже мысль о том, что проделанная тобою работа никому не нужна, ужасна. Это происходит потому, что киноиндустрию наводнили дилетанты, не осознающие, что у каждого явления есть своя история и закономерность. То, что уходит старшее поколение — закон мироздания. Но кто придет им на смену? Неужто поколение, выросшее на сериалах?

e50d83a53bb6ed062a7a59be4759706a.jpg

—   Вы сами в сериалах никогда ведь не снимались?

—   Никогда. Было много предложений, но я отказывался, не было интересного материала. Хороший материал нужен портному, чтобы сшить красивое платье, а актеру — чтобы создать интересный образ.

Но недавно я все-таки снялся в сериале под названием “Сары гялин”. Сейчас его показывают по каналу ARB. Это моя первая работа и непривычная для меня система. О том, получилась ли работа, судить не мне, а зрителям. Но от себя могу сказать: я осознал, что эта работа (то есть, съемки в сериалах), не доставляет мне удовольствия, и был даже рад, когда мой герой “умер” от сердечной недостаточности (кстати, это было мое предложение сценаристу).

—   А Вам не кажется, что зрители охладели к театру, кино притягивает их больше?

—   Пару лет назад мы с Гюльзар Гурбановой поехали со спектаклем на театральный фестиваль в Гяндже, и я был приятно удивлен: представить не мог, что жители этого города так интересуются театром! Театральная сцена была организована прямо под открытым небом и люди буквально прилипали к решеткам, чтобы иметь возможность смотреть спектакль.

Было даже приостановлено движение транспорта. Позже, когда мы прогуливались по городу, с нами все здоровались, как с родными. Это было очень приятно. Так что, интерес есть, надо только его поддерживать в людях.

—   Скажите, никто из Ваших детей не пошел в профессии по Вашим стопам?

—   Мой сын Эльдар – художник по гриму. Профессию выбрал сам, озвучив свое намерение еще в 9 классе. Окончил режиссерский факультет Института Искусств с красным дипломом.  Его учителем стал лучший гример азербайджанского кинематографа – Эльбрус Вахидов. Вообще-то он не берет учеников, но ради нашей дружбы сделал исключение. Если помните, одно время Эльдар работал в КВН, с командой “Парни из Баку”. Сейчас он преподает в бузовнинском лицее и работает со своим педагогом, Эльбрусом Вахидовым, над большим проектом, касающимся исторических лиц.

Дочь замужем, ухаживает за детьми. У меня двое внуков. Один учится в Евролицее, при поступлении в который набрал самые высокие баллы. Его фотография висит на Доске почета, о нем писали в прессе. У него отличные знания по математике. Еще он занимается музыкой по классу скрипки, английским языком и любит петь.

А младшему внуку всего несколько месяцев от роду.

719331ab058ae22b2ec7703f206aa9b1.jpg

—   Фархад муаллим, что нужно человеку, чтобы прожить жизнь достойно?

— (Задумывается с улыбкой) Когда мой внук был маленьким, я спрашивал: “Что тебе купить?” И он просил меня купить ему сладостей. Я даже записывал их названия, чтобы не забыть. А когда он подрос, отвечал на этот же вопрос уже иначе: “Купи мне все!”

Нельзя знать точно, что важно для человека, а что – нет. Человеку важно все. И у всего есть свое место. Как-то один журналист спросил, что для меня означает счастье. Я в ответ задал встречный вопрос, ел ли он “шуппурта”? И, когда он спросил, что это такое, я сказал, что он сам ответил на свой же вопрос. Вот и для меня счастье – нечто подобное.

Когда в нашем доме неисправен лифт, а через какое-то время его чинят – знаете, как я счастлив? (Смеется). Счастье – в простых вещах. Я счастлив, что живу на свете и не должен никому, кроме Аллаха. Счастлив, что никогда ни перед кем не склонялся. Никогда не просил ни одного режиссера снимать меня. Всегда прощал людям ошибки. Все, кроме одного – предательства. Независимо от того, кого или что предают: дружбу, семью или Родину.

Вопрос доверия очень важен для меня. Если человек возводит на кого-то напраслину перед другими – это тоже предательство. Меня многое угнетает, ведь я очень эмоциональный человек. Я, возможно, не всегда могу помочь, но пытаюсь и проблем не создавать. Я всегда старался жить так, как должен жить настоящий мужчина. И надеюсь, что моя семья, дети не будут испытывать чувство стыда за мои деяния.

—   Фархад муаллим, спасибо Вам за доверительную беседу, за Ваше творчество! Желаю Вам долгих лет жизни, в том числе и в профессии.  Что Вы хотели бы пожелать нашим читателям?

—   Я хочу пожелать моему народу мира, достатка и благополучия. Хотел бы, чтобы мы уважали и любили друг друга. Тогда не было бы ни сплетен, ни скандалов, ни войн. На земле установились бы справедливость, равенство… Что может быть на этом свете прекраснее любви?

Тот, кто никогда не любил и не был любим – воистину несчастен. И есть ли что-то, объединяющее всех нас больше нее? Как сказано в одном из произведений Нодара Думбадзе: “Любовь – один из самых ценных даров человеку от Всевышнего”.

Интервью подготовлено при поддержке сети книжных магазинов LIBRAFF

cb71ee97cd01bd023c3310ca88509211

17faabefbbf891e93c13c80d07fde14d

1494b65ae47be06597e15621673ac403

Добавить комментарий