Надир Мачанов: «Необходимо делать ставку именно на музыкальную комедию»

Несмотря на то, что мы знали друг друга заочно, в реальности наше знакомство с известным азербайджанским режиссером, продюсером, киносценаристом, работающим на «Мосфильме» Надиром Мачановым состоялось во время съемок кинопроекта «Баку, я люблю тебя!», куда он, сопродюсер кинокартины, пригласил меня сняться в роли бакинца в сценке «Двор», за что я ему очень благодарен. Это был масштабный международный проект, в котором принимали участие актеры и режиссеры из многих стран мира.

Не удивительно, что темой нашей сегодняшней беседы стало именно кино, ведь меня, как актера, режиссера и зрителя, очень волнует судьба азербайджанского кинематографа. Мне хочется, чтобы наши талантливые ребята снимались не только в Азербайджане, но и других странах мира, а наши фильмы гремели на престижных международных фестивалях, чтобы достижениями отечественного кинематографа мы могли также гордиться, как успехами Азербайджана в самых разных сферах. Надир муаллим предложил свою модель развития национального кино.

 

— Надир муаллим, здравствуйте! Вы уже долгие годы работаете на «Мосфильме». Какие процессы происходят сегодня на этой знаменитой киностудии постсоветского пространства?

— Добрый день! «Мосфильм» — это уникальная киностудия, напоминающая страну внутри государства со своим управлением, мозговым центром, корпусами и прочим. Это огромный живой механизм, постоянно находящийся в динамике. Эта студия выдержала лихие 90-ые прошлого столетия благодаря сплоченной руководящей команде единомышленников.

Именно она стала для меня настоящей школой, родным домом, ведь там сохранился тот дух кино, который я вдыхал, наполняя легкие. Это место с потрясающей энергетикой, где работали великие мастера.

Сегодня на «Мосфильме» кипит жизнь, там снимается настоящее кино, это большой муравейник с невероятной динамикой, где идут обсуждения, дискуссии, постоянно завязываются новые знакомства, появляются новые лица – этот процесс напоминает разогнавшийся поезд, который уверенно движется по рельсам. Кино нужно не просто любить, надо им болеть, только в этом случае ты сможешь погрузиться в него с головой!

— Вам, как парню из далекого села Кабахчел Белоканского района, наверное, пришлось столкнуться со многими трудностями на своем пути…

— Конечно, но сложности меня только закалили! Москва меня научила жизни! Преподаватели нередко отмечали, что ребята-провинциалы вроде меня, которые даже языка толком не знают, благодаря упорству добиваются многого, хотя им приходится прикладывать гораздо больше усилий, чем городским, которые с детства имеют доступ ко всем удобствам.

Несмотря на то, что я с детства любил читать (у нас дома была большая библиотека и любовь к творчеству Алиаги Вахида и Микаила Мушфига мне передалась от отца), в Москве чтение литературы стало для меня хорошей привычкой. Оказавшись в московском метро, первое, на что я обратил внимание – это пассажиры, читающие газеты. Помимо профессиональной и художественной литературы, буквально зачитывался «Литературной газетой», что помогло мне не только расширить свои знания, но и качественно улучшить свои навыки русского языка, ведь я учился в азсекторе. Сегодня читаю при первой возможности и у меня под рукой всегда есть хорошая литература.

Думаю, правильно поставленные цели и постоянная работа над собой, нахождение в творческой среде, что очень важно, сделало из меня того, с кем вы сегодня общаетесь. Считаю, что только целеустремленность и труд могут помочь человеку добиться поставленных целей.

6f001afff9a5b9266d44b3da375d0fa0.jpg

— Какие фильмы сегодня пользуются особым спросом? Какой жанр?

— Предпочтения зрителей часто меняются, их всегда нужно удивлять чем-то новым и интересным. Сегодня большой интерес в мире вызывают документальные фильмы, поэтому в последнее время я, можно сказать, сконцентрировался на документальном кино.

— Расскажите про Ваше сотрудничество с Егором Кончаловским?

— Наша дружба с Егором началась с момента, когда он привлек меня к работе над кинопроектами, связанными с Казахстаном. Затем мы сняли очень важный проект «Баку, я люблю тебя!» при поддержке Фонда Гейдара Алиева, возглавляемого первым вице-президентом Азербайджана Мехрибан Алиевой, которая поддержала наше начинание. А вице-президенту Фонда Гейдара Алиева Лейле Алиевой настолько понравилась идея, что она стала руководителем проекта.

Егор Кончаловский – личность мирового масштаба, талантливый грамотный человек, беседовать с которым на самые разные темы одно удовольствие. Он прекрасно разбирается в кинематографе, искусстве, причем он хороший оратор, поэтому с ним приятно не только вести диалог, но быть его слушателем. Никто так не рассказывает анекдоты, как это делает Егор. Столь высокий уровень развития обуславливается еще и тем, что Егор вырос в творческой семье, ведь его отец и дядя гранды российского кинематографа, а дедушка – знаменитый писатель и поэт. Помимо этого, нельзя забывать их родство с великим художником Суриковым. Принимая во внимание вышесказанное, Егору, в отличие от меня, было легче осваивать профессию, ведь у него был хороший бэкграунд – он из среды кинематографистов и творческих личностей.

— Как Вы видите развитие азербайджанского кинематографа, основываясь на Вашем богатом опыте, какие предложения Вы можете сделать?

— Несмотря на то, что у нас есть талантливые актеры, режиссеры, сценаристы (их мало, но они есть, чего нельзя сказать о техническом персонале – монтажеры, осветители, звукорежиссеры и т.д.), кино в Азербайджане не развивается и продолжает оставаться на прежнем уровне, что не может не огорчать, хотя средства и потенциал имеется.

Здесь господствует тревожная неопределенность. Это ни для кого не секрет, но могу постараться назвать причины сложившейся ситуации, заглянув в историю и посмотрев на эту проблему глобально…

— Интересно…

— Постараюсь привести небольшую аналогию двух личностей, которых вряд ли кто-то сравнивал. Это выдающийся британский и голливудский режиссер и сценарист, мастер триллера Альфред Хичкок и гениальный азербайджанский композитор и педагог, драматург и музыковед Узеир Гаджибейли, основатель азербайджанского мюзикла. Они родились и жили практически в одну эпоху, но в разных уголках земли.

Хичкок, будучи из строгой религиозной семьи, окончивший иезуитский колледж, попадает на съемочную площадку в качестве электрика, но кино влюбляет его настолько, что спустя два года трудолюбивый двадцатитрехлетний  парень, не имея кинематографического образования, снимает свою первую картину в качестве режиссера «Номер 13» (1922). А впоследствии становится автором первого звукового фильма, пройдя огромный путь. Кто-то может сказать, что он был феноменом и такие гении рождаются раз в тысячелетие, но Хичкок не стал фанатичным пастором, а попав в незнакомую для себя, но благоприятную для творчества среду, кардинально изменил вид деятельности и золотыми буквами вписал свое имя в историю мирового кинематографа, прожил долгую и насыщенную жизнь.

Гаджибейли стал делать успехи уже в раннем возрасте, который не только стал основателем национальной композиторской школы, но и стал «зодчим новой музыкальной культуры», выступив как инициатор и организатор практически во всех областях музыкальной жизни Азербайджана, автор первой оперы на Востоке. Он создал много гениальных творений, среди которых мне бы хотелось бы особенно выделить музыкальные комедии, в частности «Аршин мал алан» (это больше, чем кино), третья и последняя музыкальная комедия композитора. Несмотря на столь огромный вклад в развитие азербайджанской культуры, Гаджибейли, к большому сожалению, не удалось создать национальную школу азербайджанского кино. Этот процесс так и остался незавершенным, хотя зачатки были, причем очень хорошие. Например, грузины смогли создать свою школу короткометражных комедийных фильмов, о которой знают в Европе. К сожалению, мы чем-то подобным похвастаться не можем.

ed0bed4d7c554a1723b49adbbc9f9a85.jpg

— А какую школу мы могли бы создать?

— Если говорить о жанре – это музыкальная комедия или мюзикл, который вызывает большой интерес в мире. Наглядным примером является картина «Аршин мал алан», которая воспринимается иностранным зрителем. Для них он как десерт, экзотика. Сюда можно также отнести первую часть «Не бойся, я с тобой».

Азербайджанцы – музыкальный народ, у которого целая плеяда гениальных композиторов, талантливых вокалистов, поэтому считаю, что необходимо делать ставку именно на музыкальную комедию, сочетающую в себе элементы драмы, лирики и т.д. Мы не сможем удивить скандинавов, если будем снимать фильмы про викингов, или же австрийцев исполнением произведений Моцарта, Штрауса и т.д. Нужно показать Европе что-то свое, что у нас хорошо получается.

— На Ваш взгляд, что помешало Гаджибейли в те годы это сделать?

— Здесь много причин! Во-первых, географическое расположение – мы считаем себя одновременно и восточной и европейской страной, хотя в полной мере не становимся ни той, ни другой. Во-вторых, множество факторов, тормозивших развитие искусства — неблагоприятная среда, влияние исторических процессов, смена власти, религиозная составляющая, менталитет, приход советской власти и начало репрессий, которые уничтожили столько талантливых азербайджанских личностей, которые могли бы многого добиться.

Эти примеры были перед глазами у многих творческих личностей, что в какой-то степени их останавливало. Искусство превратилось в орудие политической пропаганды, что отрицательно на нем сказалось. С другой стороны,  ряд религиозных запретов и некоторые аспекты нашего менталитета отрицательно сказались на общем развитии искусства, отбросив нас назад. Если бы этого всего не было, Гаджибейли бы прославился на весь мир, причем не только в музыке, но даже в кинематографии, он затмил бы многих грандов, благодаря своему дару, ниспосланному Всевышним, но обстоятельства ему не позволили. Поэтому сегодня нам нужно понять, кто мы, к чему стремимся, чего хотим добиться и какие цели перед собой ставим.

Представьте себе, что человек, учившийся на священнослужителя, вдруг становится режиссером! Большая вероятность, что он станет муллой. Этот пример – полная противоположность случаю с Хичкоком. Наша религия одна из лучших мире, но все дело в том, что ее учения сквозь века не смогли сохраниться в первозданном виде и претерпели сильные изменения, причем не в лучшую сторону. Это неправильное толкование. Ислам поощряет занятия наукой, а священнослужители преследовали Авиценну, когда он вскрывал трупы, чтобы изучить строение человека и спасать жизни. Подобных примеров много, хотя Восток всегда славился своими талантливыми учеными и деятелями искусства, но мы никак не можем избавиться от волны, нахлынувшей на нас со средневековья. Поэтому мы сильно отстали в плане развития от Запада.

— Надир муаллим, каким Вы видите выход из этой ситуации?

— Очень хочу, чтобы наше кино было одним из лучших. Для этого необходимы реформы. Сегодня некоторые постсоветские страны начинают вкладывать средства в развитие национального кино. Например, для Украины я подготовил проект инновационного развития национального кино, который, думаю, можно применить и у нас. Во-первых, необходимо отделить кино от Министерства культуры АР и создать Государственное агентство кинематографии, которое будет возглавлять профессиональный том-менеджер, человек, способный руководить, разбирающийся в кино и в процессах, происходящих в мировом кинематографе.

Если нет своего, пригласить из-за границы. Во-вторых, этот человек должен собрать команду специалистов, преимущественно иностранных, создать худсовет, но не такой, как во времена Союза, пригласить туда сценаристов, ученых, юристов, аналитиков, финансистов, кинокритиков, режиссеров и т.д. Нынешнюю киностудию, находящуюся в аварийном состоянии, закрыть. Оставить хороших специалистов, других уволить. В-третьих, приобрести оборудование, которое лучше брать в аренду – так дешевле, плюс оно постоянно совершенствуется. Это будет также стимулировать развитие других киностудий и продакшенов.

— А что касается подготовки отечественных кадров?

— Здесь два варианта. Конечно, многое зависит от финансовой помощи со стороны государства. Нужно отталкиваться от выделенных средств. Первый вариант – создать при Государственном киноагентстве свою Киноакадемию или Высшую школу кино, где будут преподавать иностранные и некоторые отечественные специалисты, и готовить отечественные кадры.

Другой вариант — повременить с открытием своей школы кино и начать отправлять наших ребят учиться в Великобританию, Францию, США, Италию, Германию, Россию, Грузию, Индию, Турцию (по сериалам), одним словом, в те страны, каждая из которых имеет свою школу кино. Это необходимо, чтобы будущие специалисты хорошо разбирались в особенностях и специфике разных киношкол. Также необходимо отправлять учиться не только актеров и режиссеров, но и гаферов, звукорежиссеров, гримера и других технических работников.

Конечно, желательно открыть студию у себя в стране, но другой плюс обучения за границей состоит и в том, что наши ребята смогут стажироваться в лучших киностудиях мира, а в качестве бонуса получат много знакомств со своими иностранными коллегами. Это поможет им в будущем развивать связи и укреплять сотрудничество. Они будут лучше осведомлены, какие процессы происходят в мировом кинематографе, как проводить международные кинофестивали, будут следить за всеми трендами. Опыт и связи также скажут свое слово в будущем, когда настанет время вывозить свою продукцию на мировой рынок. Наши ребята будут знать, как нужно действовать.

3b448e1b9ed8cc2de3ceabdb5262c932.jpg

— Кто и как будет отбирать студентов?

— Высококомпетентное жюри, состоящее из иностранных профессионалов. Сначала абитуриенты сдают письменные экзамены, а затем идет проверка их способностей посредством собеседования.

— А если кто-то из ребят не захочет возвращаться?

— Конечно, с каждым студентом необходимо подписать договор, согласно которому он должен вернуться в Азербайджан и отработать здесь, как минимум пять лет. С другой стороны, если кто-то из этих ребят потом пожелает вернуться в страну своего обучения, то это тоже хорошо. Разве нам не будет приятно, если наш соотечественник будет работать в Голливуде и прославлять нашу страну?!

— Несомненно! А как на счет кинофестивалей?

— Этим будет заниматься департамент по работе с фестивалями. Сотрудники данного департамента будут вести переговоры, заключать контракты, отправлять фильмы на фестивали. Это довольно специфичная работа, требующая особого подхода.

— Но киностудия не может бездействовать. Она будет работать, пока молодые кадры обучаются за границей?

— Да, конечно! Мы не можем бездействовать. Нужно с участием иностранных продюсер снимать в год, как минимум, три фильма: анимационный фильм, мелодраму и документальное кино. Здесь необходимо задействовать отечественные талантливые кадры, прибегая к помощи иностранцев, совместная работа с которыми может  считаться мастер-классом. Актеры, режиссеры и сценаристы, о которых я говорил выше, нуждаются в новом опыте, им нужно работать со своими иностранными коллегами и именитыми специалистами, чтобы повысить свою квалификацию, стать лучше разбираться в актерских школах и их особенностях. Работа в международной команде поможет нашим специалистам выйти на качественно новый уровень.

— А как на счет взаимодействия с кинотеатрами, получение льгот и прочего?

— Сегодня кино – это не только искусство, но и коммерция, приносящая деньги. Поэтому нужно поставить цель — снимать качественную продукцию, которую можно будет выгодно продать и получить хорошие дивиденды. Только в этом случае кино станет приносить доходы, оправдает вложенные в него госсредства и, впоследствии, Госагентство перейдет на хозрасчет. А на первом этапе нужно освободить это агентство от налогов и предоставить ей ряд льгот. В контракте также должно оговариваться, что спонсоры, поддерживающие отечественный кинематограф, освобождаются от уплаты определенной доли налогов. Это целая индустрия.

— Наряду с этим необходимо развивать кинопрокат…

— Естественно! Нужно работать с кинотеатрами, требовать от них наличие качественной аппаратуры, выдавать им лицензии на три года, принимать обязательства показывать как минимум 30% национального кино. Необходимо освободить кинотеатры от некоторых налогов, что автоматически приведет к снижению стоимости билетов, чтобы кино стало доступным для всех и собирало аншлаги, а также необходимо увеличить число сеансов. Госагентство должно выдавать лицензии другим киностудиям, чтобы те могли отправить свой продукт в прокат, т.д. Госагентство не только будет получать от этого свой процент, но и стимулировать работу других студий.

Затем необходимо заключить договора с отечественными телеканалами, но, впоследствии, обязательно открыть свой канал для показа своей продукции. И, в конечном итоге, открыть свою киношколу. Создать сайт Госагентства, на котором каждый желающий может проследить за прозрачностью всех финансовых операций, куда, на что и сколько было потрачено. Это необходимо для обеспечения прозрачности и доверия.

Думаю, после проведения вышеописанных изменений мы сможем получить плоды, и как минимум, через 5-6 лет, попасть в шорт-лист международных кинофестивалей.

 

Интервью подготовлено при поддержке сети книжных магазинов LIBRAFF.

2a7372d0f3dcbc1bf7b431e387d79a96

da5111c132f25cc1bb5c9e752141ede1

Добавить комментарий