«ГОРОД БЕЗ ЛЮДЕЙ – КАМНИ, НЕМАЯ КРАСОТА…»

Востоковед-арабист, продолжательница дипломатической династии своей семьи Оксана Садовникова плавно вписалась в яркую и многообразную жизнь Баку. Он стал для нее городом, который дал шанс и силы вернуться к детской мечте, обратившись к мольберту. Здесь она стала серьезно заниматься живописью, захватили бакинские темы – люди, быт, история, национальный колорит. Теперь в ее жизни Баку занял особое место, и возвращает ее сюда вновь и вновь.

 

 — Когда состоялось Ваше первое знакомство с Баку?

— Это было очень давно… В те годы мой папа работал в советской дипломатической миссии в Иране, в Исфахане. Добирались мы туда на поезде долгие четыре дня — сначала из Москвы до Баку, а потом дальше на юг – вдоль Аракса в Иран. В памяти остались детские впечатления об этих путешествиях и о городе, очень яркие и красочные и… наполненные ароматами восточной кухни. В наше время, конечно же, многое изменилось.

За последние годы город стремительно преображается, но очень хочется, чтобы и дальше Баку сохранял свою неповторимую атмосферу и аутентичность. Трепетное отношение его жителей к истокам культуры и традициям – в этом основное содержание и неповторимый колорит теплого южного города. Без них Баку – камни, немая красота.

 — У Вас появились любимые места?

— Безусловно, самым притягательным местом в Баку был и остается Ичери Шехер. После огромной, динамичной и по-своему очень любимой Москвы, особенно вечерами здесь возникает ощущение, что стрелки замедляют ход, хотя вокруг этого островка размеренности, вне его тысячелетних стен живет и сияет миллионами огней современный, никогда не спящий город. Особенно мне импонирует зима, когда на улочках Старого города нет суеты, сутолоки и разноголосицы гостей столицы. Можно сосредоточиться на впечатлениях и деталях реальной, повседневной жизни, погрузиться в колорит настоящего Ичери Шехер.

65dba9fce7b99b4488a414fa44e590bc.jpg

 — Когда Вы почувствовали, что живопись – это не просто увлечение, а неотъемлемая часть Вашей жизни?

— Мне было тогда  лет семь. По пути в Иран, в одном поезде, с нами ехали участники художественной выставки в Тегеране, представители знаменитой художественной школы в Федоскино. Увидев мои работы, предложили родителям продолжить мое обучение в их интернате, но родители прочили для единственной дочери классическое образование. Мама, математик и педагог по специальности, была непреклонна: «Образование – прежде всего, а дальше, как сложится». Мудрые родители оказались правы, я им очень благодарна за то решение. Прошло время, и все складывается.

Любовь к живописи переросла в серьезное увлечение в Баку. Именно здесь мне довелось познакомиться с близкими мне по духу и интересам людьми – с творческой элитой Баку. К сожалению, не сразу, но однажды, судьба свела меня с Руфатом и Элей Аскеровыми, младшим поколением одной из бакинских династий художников. Благодаря им я рискнула вернуться к мечте.

 — Как ученица, с самых азов?

— Не совсем… Скорее, это было своеобразное, деликатное и одновременно очень профессиональное наставничество… Я не люблю академичность, хотя, безусловно, на определенном этапе это необходимо, ведь в этом суть любой школы. Мои бакинские друзья-художники открыли для меня мир масляных красок, сумели помочь воплотить то, к чему я боялась подступиться.

Многие родные и близкие люди сначала недоумевали, что меня заставляет при первой возможности теперь лететь в Баку. По прошествии короткого времени все стало на свои места. Каждый приезд рождается новая картина.

 — Вы много лет провели в Иране с родителями. Какие впечатления у Вас остались о том времени и стране?

— Разные, но очень яркие и теплые, какими и должны быть воспоминания детства. Родилась я в древнем городе Исфахане. Советское, а впоследствии Российское Генеральное консульство находилось и сейчас является частью исторического центра города. Исфахан, также как и Баку – всемирное культурное наследие, уникальный архитектурный ансамбль, охраняемый ЮНЕСКО. А для меня в то время – всего лишь место прогулок. Видимо в этом первопричина…

На сегодня, в творческом плане, между Исфаханом, Тегераном, где прошло детство и юность, и Москвой я нашла «золотую середину». Здесь для меня все настолько органично, что появляется ощущение внутреннего комфорта и гармонии – большая редкость и счастье по нынешним временам.

6979d9320d8cf3319ed82298ccac002e.jpg

 — Вы давно были в Иране?

— Относительно, лет шесть-семь назад.

 — Как складывался Ваш бакинский круг, ведь чтобы стать по-настоящему близкими друзьями, необходимо пройти испытание временем и обстоятельствами?

— Пять лет – немалый срок для того, чтобы обрасти друзьями! Бакинцы очень открыты к общению и радушны, гостеприимства хватает на всех – и гостям, и тем, кто приезжает сюда работать.

Мое появление в Баку, в 2012 году,  стало началом нового этапа в жизни. Быть мамой-папой для своих детей и сотрудником дипломатической миссии одновременно – довольно трудная задача. Но именно тогда жизнь меня свела с отзывчивыми и теплыми людьми, которые помогали в самых разных жизненных ситуациях. Притом, что я барышня самостоятельная, их поддержка нас неоднократно очень выручала. Зачастую, бывало достаточно просто уверенности и осознания, что ты не один в этом большом городе.

 — Кто Вы по образованию?

— Арабист, международник, выпускница МГИМО. Так сложилось, что с арабским языком «отношения» закончились сразу после вуза. Увы.

Владея арабским языком вам было комфортно путешествовать по арабским странам, вы понимали, что говорят люди!

Забавляло другое – реакция людей, когда яркая блондинка, славянка,  начинала с ними общаться на арабском языке, это сильно диссонировало с внешностью. Ответ я получала, как правило, на ломаном английском. Вот с фарси, моим приобретением по жизни, удалось поработать, но тоже весьма недолго. Уверена, что такая судьба не постигнет азербайджанский. Мой педагог в Москве – московская бакинка, прекрасный лингвист и преподаватель одного из московских университетов. Благодаря ей, в моем представлении на сегодня литературный азербайджанский язык – это длинные и красивые бусы, которые надо бережно и очень внимательно нанизывать, тогда все получится. Вот такое творческое отношение! На живопись, к сожалению, сейчас практически не остается времени.

— Любой художник в какой-то момент начинает задумываться о выставке. Для Вас это время уже пришло?

— Меня активно к этому подталкивают! Работ у меня достаточно, и после серьезных рецензий знатоков искусства я робко начинаю понимать, что готова к этому «тяжелому» испытанию.

56e2accf61491fbfce9cd616a9b73185.jpg

— Какие картины Вы собираетесь представить на суд зрителей?

— Поначалу меня очень увлекли открытки дореволюционного Баку, как с изображением города, так и образов. Собралась даже небольшая коллекция. Некоторые легли в основу моих работ, но только в цвете. А как передать цвет, свет, звуки, запахи давно ушедшей эпохи. Чтобы переложить такой сюжет на холст недостаточно одного воображения, погрузилась в книги, добавила наблюдения, впечатления, привезенные из поездок в Азербайджан. Вот так для меня и стала оживать история старого Баку.

Некоторые мои творческие друзья до сих пор недоумевают: «Ну что ты привязалась к Старому городу?» Да я не привязалась, я просто в нем пропала! Прошло время, и неожиданно для меня, мой взгляд и видение Ичери Шехер нашли отклик. Я счастлива, что мне есть с кем поделиться тем, что я люблю. Время, проведенное среди крепостных стен, не прошло зря.

Уважительное отношение к чужой культуре привычное состояние для бакинцев. Мы веками живем в мире и дружбе с разными народами и верами, сохраняя свою идентичность. Азербайджан всегда отличался тем, что предоставлял своим жителям свободу выбора — ты можешь быть и традиционным мусульманином, и супер современным европейцем.

Великое дело, когда, оказавшись в определенной культурной среде, при желании ты можешь проникнуть в нее, понять, почувствовать и сделать это органично, невзирая на местные традиции и обычаи, продолжать оставаться самим собой. Здесь это возможно. Баку дает такой шанс. Меня радует, что в калейдоскопе культурной жизни в Баку постоянно мелькают самые разнообразные события, многие из которых связаны с поиском новых форматов в искусстве.

Баку, Кавказ, Восток – здесь так перемешалось и переплелось… А как все это укладывается в сознании человека другой культуры? Он действительно проникается нашей философией и влюбляется в нашу жизнь, или же срабатывают многочисленные клише, легенды, фильмы, поэзия? Иногда мне кажется, что европейцы придумывают свой Восток, далекий от реальности…

Для меня Восток многолик. С первого дня моей жизни на этой земле я оказалась в культурном и историческом пространстве Востока, очень разного Востока. Поэтому у меня никогда не возникало внутреннего дискомфорта. Я прекрасно понимаю и осознаю многие нюансы восточного менталитета. К тому же, я не могу сказать о себе, что я – однозначно европейский человек. Многие элементы европейского мировосприятия меня настораживают.

2139c52169f3af4afedd567366d502ab.jpg

 — Например, какие?

— Так, в творчестве я не приемлю «чистенький и бедненький» европейский минимализм. Не трогает. Мне по душе эклектика. Импрессионизм в живописи, модерн и готика, на мой взгляд, абсолютно сочетаемы с изысканным изяществом миниатюры, сюжетами и орнаментами чеканок, арабской вязью и коврами. Обо всем можно рассказывать долго, но о коврах скажу отдельно. Там, где ковер и книги – там уют и дом, так уж у нас в семье заведено.

— А есть ли что-то в наших традициях, поведении или образе жизни, что осталось для Вас загадкой?

— Скорее есть то, что вызывает восхищение – почтительное отношение к старшему поколению и, в свою очередь, отношение родителей к детям: любовь, повышенное внимание, бесконечная забота о них. Равно как матери, так и отца.

Повторюсь еще раз, Ичери Шехер для меня – оазис, место, где возможны короткая передышка, душевное тепло и умиротворение. Здесь собираются близкие по мировосприятию люди. А в кафе,  в его переулках, за чаем, особенно приятно обсудить с друзьями и коллегам по творческому цеху что-то новое.

 

Интервью подготовлено при поддержке популярной сети книжных магазинов LIBRAFF

a299b74404558c5262d4dc6c16685dbc

90078af35037b04b5ceb8c6572224f2d

3fbf22661c39dff9d31c2f64429a649a

bbfe25f34a678b0f3804287ba7ffe686

45dc309f933bc1de2a02aa1425572505

6aa8695e63660ef8b1ecc75110c34e9a

Добавить комментарий