Судейство как стиль жизни

Мой сегодняшний гость, в свое время, был признан третьим лучшим футбольным арбитром Азербайджана в XX веке,  после Тофика Бахрамова и Эльдара Азимзаде. Заслуженный деятель физической культуры и спорта, судья всесоюзной категории Рустам Рагимов трижды входил в десятку лучших арбитров СССР. Он награжден серебряной и золотой медалями за обслуживание 80 из 100 игр различных чемпионатов.

В 2004 году в связи с 50-летним юбилеем создания УЕФА Рустам муаллим был удостоен почетного диплома «Лучший арбитр Азербайджана». В 2010 году Рустам Рагимов был признан самым «Справедливым арбитром года» по версии Национального Олимпийского Комитета.

«Мое детство прошло в Ичеришехер. Нашу семью там все знали и уважали. Я – правнук бакинского миллионера Юсиф-аги Дадашева. Моя бабушка Зивер-ханум была его дочерью. Еще при жизни прадед был удостоен звания бухарского эмира, за колоссальный вклад, внесенный им в строительство Петербургской мечети.

Наряду с орденом, пожалованным ему эмиром, он также являлся кавалером орденов святой Анны и святого Станислава 3 степени и персидского ордена. Юсиф-ага – сын купца первой гильдии Гаджи Гаджи-аги, который разбогател за счет морской торговли. Он заложил основу судоходства в Азербайджане и впервые построил в Баку судостроительный завод. Юсиф-ага был одним из ярых последователей партии «Мусават», он близко сотрудничал с Мамед Эмином Расулзаде. Нередко перечислял деньги на счет партии. Потративший огромную сумму на проведение нефтепровода Баку-Батуми, на строительство Бакинской Думы, Юсиф-ага Дадашев финансировал также путешествие Максима Горького, Дмитрия Менделеева, специалиста нефтяной геологии Ивана Губкина в Баку.

Бабушка мне много рассказывала о наших знаменитых предках и мне нравилось слушать эти истории. Помню, как я удивлялся, когда узнал, что в здании Музея азербайджанской литературы им. Низами Гянджеви располагалась гостиница «Метрополь», принадлежавшая Дадашевым. Еще бабушка рассказывала, как в ее отцу пришел старик, которого выгнали на улицу его дети. Он просил убежища и помощи у Юсиф-аги и тот, не раздумывая, поселил старика в своем особняке в Бильгя, где организовал первый в Азербайджане дом престарелых. Я очень гордился своими знаменитыми предками, но рассказывать о них знакомым в Советское время было не принято. За родство с миллионерами в то время осуждали и порицали.

Мой отец, Талят-киши, был уважаемым в Баку человеком. Для нас, детей, отец всегда был беспрекословным авторитетом. Папа воевал с фашистами и был ранен в боях за Кавказ – под Таганрогом и был демобилизован из армии инвалидом второй группы. Он был строгим и требовательным, а мама – Зулейха- ханум наоборот баловала нас с сестрой. Она была домохозяйка и посвящала все свое время семье. В детстве я был большим непоседой. Целыми днями бегал с соседскими ребятами по узким улочкам Ичеришехер, гонял в футбол.

Я играл в футбол и отцу это нравилось. Папа был ярым футбольным болельщиком, болел за «Нефтчи» и за московский «Динамо», в котором играл его друг знаменитый азербайджанский футболист Алекпер Мамедов. Папа часто рассказывал об Алекпер эми. Помню, в 1959 году, с мамой и тетей я впервые поехал в Москву.

Мне было 11 лет. Мы поселились в гостинице Москва, недалеко от Красной площади. Узнав, что на стадионе «Динамо» должен был состояться матч «Динамо» (Москва)-«Локомотив», я решил во что бы то ни стало посмотреть игру, и, втайне от мамы, отправился туда один. Спросил у взрослых, как проехать на стадион, сел в троллейбус и уже через пол часа стоял у кромки поля, чтобы увидеть моих кумиров — Алекпера Мамедова и Льва Яшина. Они прошли в шаге от меня, и я чувствовал себя самым счастливым мальчиком на свете. Тогда-то я и решил для себя, что когда вырасту – стану футболистом. В нашем роду были все врачи, и мама прочила мне медицину. Но меня интересовал только футбол.

Заметив это, родители записали меня в футбольную секцию. Живущие в центре Баку мальчишки, в основном, тренировались в клубах «Спартак» и «Динамо», расположенные у Дома Советов и Бешмертебе. Я же ездил в клуб «Нефтчи» на стадион Тофика Бахрамова, где главным тренером был Алекпер Мамедов. Я хотел играть рядом с ним, хотел быть как он. Между тренировками я подавал мячи на взрослых матчах. Нас выбирали из огромного количества юных футболистов и это была большая честь для нас. К тому же, не каждому могло посчастливиться видеть своих кумиров так близко. Узнав об этом, соседские мальчишки в Крепости старались меня задеть и обидеть.

Они называли меня «подавальщиком мячей», а я отчаянно дрался с ними, пытаясь доказать, что значит для меня футбол. Среди тех, кто всегда был на моей стороне и кто верил в меня – мой одноклассник и сосед Фуад Поладов. Наша дружба началась на узких улочках Крепости и мы до сих пор дружим. Фуад был очень прилежным учеником. Уже тогда он интересовался театром и часто бегал на спектакли. А я все свое свободное время пропадал на футболе. Несмотря на то, что мы были разными, мы были «не разлей вода». Помню, как наш учитель геометрии как-то сказал, что Фуад будет известным актером, а Рустам – известным футболистом. Слова преподавателя стали пророческими.

Свои первые шаги в большом футболе я сделал в 1964-м году, когда попал в юношескую сборную Азербайджана. Спустя год на Спартакиаде школьников СССР я уже был капитаном сборной Азербайджана. Тогда же на республиканском турнире селекционного характера состоялся просмотр юных игроков, и ребята, которых отобрали, были привлечены в команды «Полад» (Сумгайыт), «Автомобилист» (Мингячевир), «Динамо» (Гянджа) и другие коллективы. В «Нефтчи» попали Али Рахманов, Агасалим Мирджавадов и другие футболисты. Спустя год на этом же селекционном турнире заметили и меня. Так я, вместе с Рафиком Ализаде и Николаем Смольниковым, попал в дублирующий состав «Нефтчи».

Во время тренировок основной состав встречался с дублерами и в этих матчах мне ставили задачу нейтрализовать Анатолия Банишевского. Мне же было не по себе, играть против такого аса как Банишевский. Ахмед Алескеров, который в то время был главным тренером «Нефтчи», возлагал на меня большие надежды.

Моя первая игра на чемпионате СССР в составе «Нефтчи» под руководством Ахмеда Алескерова состоялась 3 ноября 1967 года на центральном стадионе Одессы против команды «Черноморец». Я до сих пор помню поименно всех игроков нашей команды: Адыль Бабаев, Сергей Крамаренко, Владимир Брухти, Николай Богданов, Александр Семин, Вячеслав Семиглазов, Казбек Туаев, Валерий Гаджиев, Николай Смольников, Мубариз Зейналов. За нашей игрой наблюдало более 35 тысяч болельщиков. Матч закончился ничьей.

В конце 1970-го года я принял решение уйти из «Нефтчи». Почему я это сделал? В те годы было очень сложно попасть в основной состав, впрочем, как и в дублирующий. В основном составе азербайджанской команды выступали только два азербайджанца – Яшар и Адыль Бабаевы. Я понимал, что теряю время, пытаясь доказать, что тоже умею играть в футбол. Мне нужно было срочно что-то менять в жизни. И такой шанс мне выдался. Я получил приглашение от бывшего игрока «Нефтчи» Николая Рассказова, который стал главным тренером «Махачкалы» (ныне «Анджи»), а спустя еще год – перешел в душамбинский «Памир». В эту команду меня позвал мой любимый тренер Ахмед Алескеров. За короткое время ему удалось вывести команду из группы аутсайдеров на 6-е место…

Потом в моей жизни была служба в вооруженных рядах СССР, после которой я принял решение покинуть профессиональный футбол. Для меня это было сложное решение, но я уже тогда понимал, что уходить нужно вовремя. В 1974 году я стал работать на кафедре тренеров по футболу в Техникуме физической культуры и спорта.

А арбитром я стал, можно сказать, случайно. Однажды пришел к известному судье Эльдару Азимзаде, который был завучем в нашем техникуме. Он выглядел уставшим и неожиданно для меня, попросил помочь ему по работе: «Рустам, ты мог бы завтра вместо меня судить матч «Сураханы»-«Хазар-Лянкяран»?

Я был в замешательстве. Ведь игра проходила в рамках первенства Азербайджана.

«Эльдар муаллим, у меня же нет опыта в судейском деле. К тому же, у меня нет формы и свистка», — засомневался я.

«Ты столько лет играешь и знаешь все правила. Какой опыт тебе еще нужен? Что касается формы…Это мы сейчас исправим. Вот тебе моя форма и мой свисток. Иди и суди!», — ответил Эльдар Азимзаде.

На следующий день я пришел на стадион. Игроки команды, увидев меня в судейской форме, очень удивились. Главный тренер «Хазара» Хафиз Намазов спросил меня, что я делаю на поле.

«Эльдар муаллим сегодня не придет. Он поручил стать главным судьей этой игры мне»,- ответил я.

Так, без утверждения на судейском посту, я стал судьей этой игры. Встреча завершилась со счетом 1:0 в пользу «Сураханы». И, кстати, никакого недовольства в связи с моим судейством не было.

5 марта 1983 года я впервые в качестве главного судьи управлял игрой в высшей лиге чемпионата СССР между вильнюсским «Жальгирисом» и харьковским «Металлистом». Несмотря на то, что я очень волновался перед игрой, благодаря своей собранности не допустил ни единой ошибки. В этой игре прибалты нанесли поражение соперникам со счетом 3:2. Судьей-инспектором игры был заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР Михаил Якушин, который высоко оценил уровень моего судейства. Эта оценка стала хорошим стимулом для моей дальнейшей деятельности.

Одна из самых запоминающихся в моей судейской карьере игра состоялась в апреле 1991 года в Донецке. Играли местный «Шахтер» и ЦСКА. В той игре моими помощниками были Гюльага Джаббаров и Новиль Исмайлов. Когда счет в игре стал 1:0 в пользу «шахтеров», по отношению футболиста ЦСКА была допущена грубость, на что я незамедлительно отреагировал, назначив 11-метровый. Некоторые игроки «Шахтера» восприняли мое решение с агрессией. Один из них Игорь Корниец даже оскорбил меня, за что сразу получил красную карточку. Мое решение привело к негодованию тысячную армию болельщиков на стадионе.

Народ на трибунах возмущался результатом игры — 1:1. Очень скоро новость о якобы «несправедливом» отношении к хозяевам поля со стороны главного арбитра распространилась по всему городу. Во избежание ЧП, нас, судей, эвакуировали с территории стадиона на пожарной машине. После, в вечернем выпуске телепередачи «Футбольное обозрение», ведущий сказал, что арбитр был беспристрастен и принял совершенно верное решение.

Беспристрастности, независимости, судейской дипломатии и этикету я учился у Тофика Бахрамова и Эльдара Азимзаде. Кстати, мы трое родились и выросли в Ичеришехер. Были знакомы с самого детства, но наша дружба началась намного позже, когда мы стали старше. Тофик Бахрамов был вторым в СССР после известного футбольного арбитра Николая Латышева советским судьей, управляющим финальным этапом Кубка мира и первым арбитром СССР, судившим финальный матч Кубка Европы. Тофик муаллим дважды судил на чемпионатах мира – в 1966 году в Англии и в 1970 году в Мексике.

Дружба с Эльдаром Азимзаде сыграла в моей жизни не менее значимую роль. Он был личностью, достойно выполнявшей судейскую миссию. Именно за его справедливость и за высокий уровень судейства Эльдар муаллиму часто доверяли международные матчи. После Тофика Бахрамова вторым арбитром, получившим статус судьи международной категории был знаменитый финальный матч по футболу XXII Летних Олимпийских игр в Москве. В последней игре турнира на 85-тысячном стадионе при заполненных трибунах встречались сборные Чехословакии и ГДР. Впервые такую важную игру доверили судьбе из СССР. Тогда чехи забили единственный гол в игре и впервые стали чемпионами Олимпийских игр. После этого матча президент ФИФА Жоа Авеланж наградил Эльдара Азимзаде медалью и дипломом за великолепное проведение игры.

Я безмерно счастлив, что мне довелось общаться и дружить с такими великим людьми как Тофик Бахрамов и Эльдар Азимзаде…

…Согласно правилам, судьи прекращают деятельность по достижении 45 лет. А мне в те годы перевалило за 45. В последний раз я выступил в роли арбитра в 1994 году в Москве на финальном матче Кубка Содружества. Это была игра между «Спартаком» (Москва) и «Пахтакором» (Узбекистан). А спустя 9 лет я в последний раз судил игру ветеранов футбола. Это была международная товарищеская встреча, посвященная 90-летию Общенационального лидера Гейдара Алиева. Играли сборная ветеранов футбола Азербайджана и сборная ветеранов футбола Европы.

Недавно мне исполнилось 70 лет. Казалось бы, пора на отдых. Но я не представляю своей жизни без движения, без футбола. Думаю, любовь к этому виду спорта у меня навсегда. Сегодня я возглавляю Союз ветеранов Ассоциации футбольных федераций Азербайджана, преподаю курсы подготовки футбольного арбитра. Мы организуем турниры им. Анатолия Банишевского и Алекпера Мамедова для ветеранов и детей, стараемся развивать футбол.

О чем я мечтаю? О возрождении в нашей стране футбольных традиций. Мечтаю о том, чтобы однажды азербайджанский футбол вышел на международный уровень, а наши игроки и судьи были востребованы в Европе и в мире.

Так уж получилось, что мои дети не пошли по моим стопам. Дочь Самира окончила Азербайджанский университет языков, а сын Талят предпочел вовсе не футбол. Хотя в юности он проявлял интерес к футболу и даже играл в подготовительной группе «Нефтчи». Но потом неожиданно выбрал…большой теннис. Я не противился. Это был его выбор и его решение. Сегодня Талят — чемпион Азербайджана по теннису, мастер спорта, заслуженный тренер. Успешно представляет нашу страну на различных международных соревнованиях и преподает в Теннисной Академии».

 

Рубрика «О СПОРТ, ТЫ – МИР!» выходит при поддержке AZERIDMANSERVIS MMC

Добавить комментарий