МЫ БУДЕМ СТРОИТЬ НА ВЕКА!

Освобождение Карабаха стало самым ярким событием новейшей истории независимого Азербайджана. О том, как будет проходить процесс возрождения Карабаха, мы поговорили с Председателем Правления Союза архитекторов Азербайджана, членом Совета Международного Союза архитекторов Эльбаем Касим-заде.

Чем для вас, как для архитектора, является Карабах – чистым листом из-за огромных разрушений и уничтоженных памятников старины или там осталось то, вокруг чего будет выстраиваться стратегия архитектурного возрождения?
Разумеется, Карабах — это не чистый лист, а многовековая история и древнейшая культура, которая может претендовать на основу многогранной азербайджанской культуры, в архитектуре которой представлены четыре ведущие школы – Тябриз, Нахчыван, Карабах и Ширван. Наша история богата и насыщена событиями, в том числе и трагическими. Но, тем не менее, история Азербайджана достаточно древняя как в своём материальном, так и духовном выражении. Поэтому Карабах — это не чистый лист. В первую очередь, это глубокое познание особенностей и традиций, которые имели место на этой территории, в том числе и в архитектуре. Также, это особенности уклада жизни, которые обязательно должны быть отражены в устройстве нового жилья. Это обязательное использование в рациональных пределах местных строительных материалов. Конечно, сегодня никто не будет строить здания из бутового камня. Их будут строить из современных строительных материалов, чтобы они были устойчивыми, потому что мы будем их строить не на 50, 80 или 100 лет, а на века! Но при этом есть традиционные местные облицовочные материалы, которые вполне могут быть использованы. Так что, начинать надо с тщательного изучения и всестороннего анализа предстоящих работ.

Что вас волнует более всего в предстоящих восстановительных работах?
Предмет моего особого беспокойства — памятники древнейшей азербайджанской культуры, которые за годы оккупации были либо арменизированы, и это в первую очередь касается памятников Кавказской Албании, либо были уничтожены частично или полностью, и это касается памятников мусульманского периода истории Азербайджана. К тому же, в Карабахе есть множество не религиозных памятников — крепостные стены, башни, старинные здания различного назначения. Шуша — это подлинный музей архитектуры, ведь там жил цвет азербайджанской нации. Соответственно, это были люди высокой духовности, поэтому их дома отражали особенности их мышления и образа жизни. Вот это всё надо будет обязательно восстанавливать! То, что было арменизировано надо будет возвращать к первоначальному облику. К сожалению, сегодня, как я вижу в разных источниках информации, к этому подключаются некоторые наши азербайджанские коллеги, утверждая, что надо оставить всё, как есть, потому что это уже стало историей. На мой взгляд, это полнейший нонсенс, ведь архитектура Кавказской Албании, например, существовала на территории Азербайджана более тысячи лет, и её никак нельзя причислить к армянской архитектуре!

За годы оккупации армяне построили в Карабахе много церквей. Что с ними делать?
Если не ошибаюсь, их там построено около двадцати, причём, в таких городах, как Кельбаджар, Лачин, где армяне не жили вообще никогда! И мы должны это сохранять?! Я считаю, что нет! Эти строения являются одним из элементов насилия над азербайджанским народом. Они являются некими символами того, что наши земли были захвачены и на них воздвигли архитектурные знаки, которые во веки веков будут служить упрёком нашего проигрыша первой карабахской войны. Категорически с этим не согласен и считаю, что они должны быть уничтожены. Пусть на этом месте не построят мечеть, да я и не хочу этого, потому что это будет недостойно мечети. На этом месте можно поставить некие памятные сооружения, чтобы последующие поколения азербайджанцев, которые будут там проживать, никогда не забывали о прошлом. В детстве мой отец заложил в меня очень важный принцип: «Умей прощать ошибки недругов, но никогда их не забывай». Так я и живу… Я готов простить через какое-то время… Но не сегодня, как нас призывают некоторые «интернационалисты»…

В ближайшее время в Шуше начнутся восстановительные работы. По вашему мнению, может ли в этом древнем городе сочетаться старина и современность, и если да, то как это будет выглядеть?
Господин президент и госпожа первый вице-президент выступили с инициативой о включении Шуши в список памятников мировой культуры ЮНЕСКО, и это решение придаст особый регламент дальнейшего преобразования Шуши. Если это будет памятник мирового значения, то там надо будет очень осторожно заниматься строительством. Влезать туда со стеклом, бетоном и металлом, конечно, не стоит. Но люди должны там жить и это означает, что в Шуше должны быть построены жилые здания. Главное требование, которое должно предъявляться – это ограничение этажности. Три-четыре этажа и не более! Мы должны сохранить масштаб городской застройки Шуши, где почти все дома двухэтажные.

То есть, то, что нам не удалось сохранить в центре Баку, мы просто обязаны сохранить в Шуше!
Именно так! Не надо повторять ошибок. В Шуше это должно быть выполнено с ЮНЕСКО или без него. Но если в рамках ЮНЕСКО, необходимо будет ужесточить и ограничить на этих территориях проявление богатых фантазий архитекторов, а также пожелания состоятельных людей, которые будут здесь что-то строить. Архитекторы, которые будут работать по восстановлению и застройке Шуши, должны отказаться от личных амбиций, потому что каждый художник любить видеть себя в своём произведении, а надо любить это произведение в себе! Делая проекты для Шуши, надо быть предельно тактичными, высоко профессиональными и никаких дилетантов туда и близко подпускать нельзя! Но я не говорю, что в этом процессе не должна участвовать наша архитектурная молодёжь. Обязательно должна, тем более она у нас очень талантливая.

А как будет решаться задача застройки других городов и посёлков Карабаха?
Про Агдам говорят, что это город-призрак. Да разве только Агдам?! А Кельбаджар, а Лачин, а все остальные города и посёлки? Нормально мыслящие люди понимают, что война не подразумевает тотального уничтожения человеческой цивилизации. Так могут поступать только питекантропы, с кем, как выяснилось, мы и столкнулись. Карабахские города должны быть построены по генеральным планам, в которых, безусловно, должны учитываться хорошо сохранившиеся дорожные сети, из которых, в том числе, складывается дух населенного пункта. Конечно, там не должно быть никаких небоскрёбов. Это будут новые города, но со своим масштабом и духом. Это могут быть пятиэтажные здания, отдельные акценты семиэтажных домов, но не более того! Любая попытка ввести в силуэт застройки вертикаль войдёт в диссонанс с окружающим природным ландшафтом. Там уже Богом созданы вертикали в виде гор и скал, поэтому эту природу надо лишь дополнить, очень тактично, осторожно и профессионально.

С чего должны начаться восстановительные работы в Карабахе?
На мой взгляд, с пересмотра системы расселения. Если бы большинство из населённых пунктов сохранилось, по логике мы могли бы переселить беженцев обратно в их же дома, при которых есть свой двор, свой огород, подсобное хозяйство и так далее. Но сегодня ничего этого нет! Поэтому возвращать людей на руины и опять там строиться нерационально. Кроме того, наша старая система расселения сложилась во времена, когда не было опасности, исходящей от соседнего государства, которое всё время смотрит недобрым взглядом в твой двор. Если обратить внимание, у нас вдоль границы практически нет населённых пунктов. Все они находятся в глубине. Поэтому во время первой войны враги с лёгкостью прошли половину территории и только у населённых пунктов встретили сопротивление. Но какое это было сопротивление!? Армии, по сути, не было, вооружения не было, был хаос и безвластие, и они изгнали оттуда людей босыми, нагими, без скарба…

…и без унитазов!
У меня было интервью с одним из российских телеканалов, и я им сказал, что это те самые армяне, которые вас проклинали за то, что вы не вмешались и позволили нам справедливо вернуть свои земли. После этого они ушли, забрав свои унитазы, с которыми они сейчас возвращаются в Ханкенди. И теперь ждите, когда они их установят, удобно на них усядутся и опять начнут вас проклинать. Я даже не представляю зачем они возвращаются? Чем они там будут заниматься?
А чем они занимались тридцать лет? Ведь многие обыватели были уверены, что армяне хотя бы построили мощную линию обороны. У них было тридцать лет, и ничего не было сделано!
Когда человек уверен, что он пришёл и будет здесь жить, он начинает созидать. Но когда армяне оккупировали наши земли тридцать лет назад, они уже тогда знали, что будут изгнаны и все эти годы создавали эффект выжженной земли. Поэтому после их ухода не осталось деревянных элементов их домов – они выдрали окна, двери, балки, стропила, разобрали перекрытия. Они поняли, что это изгнание уже навсегда! Они думали, что те самые беженцы, которые тогда ушли босиком по снегу, как-то устроились, живут в разных городах Азербайджана, государство обеспечило их работой, школами, лечением и они никогда не вернутся. Ничего у них не вышло! Мы туда вернулись и будем создавать образцовые города и посёлки на удивление всему миру. Как оказалось, мы великолепно умеем воевать, но еще великолепнее мы умеем созидать!

Какими вы видите карабахские посёлки?
Жителям, которые жили тут раньше, уже много лет, а их дети родились и выросли в городе. Они привыкли к улицам, удобным домам, привыкли покупать в магазине хлеб и молоко, ходить в кинотеатры и парикмахерские. Это всё должно быть в новых посёлках, иначе молодые люди не захотят там жить! Поэтому посёлки должны быть современными, с красивыми комфортными домами, с канализацией и водопроводом. Кроме того, там должны быть небольшие современные производства по переработке продуктов сельского хозяйства, производство ковров, керамики, металло- и деревообработке, выделке кожи, овчины и так далее. Люди ещё не забыли эти древние ремёсла… И хотя в Карабахе идут работы по разминированию, уже сегодня начали строить дороги и приводят в порядок системы мелиорации, потому что землю надо поить, чтобы она давала плоды.
Какие чувства вы испытали, когда началась война?
Моё поколение очень долго ждало освобождение Карабаха. Я с печалью и грустью думал, что могу и не дождаться освобождения, но верил, чтоб хотя бы мои дети и внуки точно увидят нашу победу. И я счастлив, что это произошло сейчас! Боль, которая все эти годы накапливалась, должна найти своё выражение в творчестве, в победе созидания на этих землях. Так и будет, потому что гарантом всех этих созидательных процессов является глава Азербайджана. Та воля, с которой он смог создать армию, вооружить её и повести за собой в благоприятный момент истории, является свидетельством огромной политической мудрости и стратегического мышления. Отныне всё, что было направлено на военную часть программы, будет направлено на созидание. Уже даны поручения по разработке генпланов разрушенных городов – Агдама, Кельбаджара, Физули, Джебраила. Естественно, на это потребуется время, но в этом нам поможет то, что наш президент укрепил экономику станы и мы являемся самодостаточным государством. И как неоднократно повторял господин Президент, у нашей страны нет долгов!
К тому же, в этой войне нас морально поддерживали Турция, Пакистан, Израиль. То есть, не только наши единоверцы, но и Израиль, который никогда не забывает о том уважении и почитании, с каким относятся и всегда относились к евреям в Азербайджане.
Есть такой известный израильский миллионер Леви Леваев. Он построил еврейскую школу в Ахмедлах, которую спроектировал я. И когда мы с Леваевым презентовали эту школу господину Президенту Ильхаму Алиеву, Леваев сказал: «Нет такой второй страны в мире, кроме Азербайджана, куда евреи, некогда иммигрировавшие, возвращаются». Они уехали из Азербайджана советского, а возвращаются в Азербайджан независимый! Это и есть самое лучшее проявления дружбы наших стран и народов.

Какой отклик вызвала освободительная война у Союза архитекторов?
В первые же дни, когда начали освобождать наши города, мы объявили конкурс, очень абстрактный и демократичный. Концепция конкурса следующая – мы предложили всем архитекторам подумать об облике будущих посёлков Карабаха. Меня очень радует, что в этом конкурсе участвует практически вся архитектурная молодёжь! В результате мы получим большое количество интересных, смелых и очень искренних предложений от молодого поколения. 25 декабря конкурс завершается и 31 декабря, в День солидарности азербайджанцев мира и в канун Нового года, мы планируем объявить его итоги. Будут и денежные премии, и ценные подарки, но главное — каждый участник будет отмечен специальным дипломом, чтобы это событие запомнилось на всю жизнь. И лет через пятьдесят, когда молодые архитекторы достигнут солидного возраста, они смогут с гордостью показывать этот диплом своим внукам, говоря, что участвовали в этом событии.

Это событие уже стало историческим и полностью изменило нашу жизнь!
Я часто бываю на разных архитектурных форумах и каждый раз я отправлялся на них с тревогой, ожидая, что вот сейчас ко мне кто-нибудь подойдет и спросит: «Ну что? Вы так и будете сидеть?» Но, как показал опыт, все эти годы мы не сидели. Все говорят о 44-дневной войне. На самом деле эта война началась с того момента, когда мы её проиграли в первый раз. А когда Президентом страны стал Ильхам Алиев, он начал кропотливый, каждодневный труд, который привёл нас к победе. Это были его бессонные ночи, его политика, умение изменить отношение к Азербайджану, и, поверьте, это было совсем непросто. Недавно я разговаривал с Гасаном Азизовичем Гасановым, который сейчас является послом в Польше, и вспомнил интересный момент. В 1992 году, когда он был представителем Азербайджана в ООН, я оказался в Нью-Йорке и захотел его увидеть. На входе стоял огромного роста чернокожий полисмен, который, как и другие сотрудники ООН, знал шесть официальных языков этой организации, в том числе и русский. На мой вопрос, как мне найти миссию моей страны, он направил меня в рецепшен. Там сидела женщина, которая тоже знала русский язык. «Назовите страну», – сказала она. «Азербайджан». Она что-то набрала в компьютере, посмотрела на меня с удивлением и сказала: «Назовите континент». Для меня это было настолько оскорбительно, что я повернулся и ушёл. К счастью, на улице я встретил Гасана Азизовича, который как раз переходил дорогу. В 1992 году в ООН не знали где находится Азербайджан!!! И Гасан Азизович рассказал мне, как он ходил с географическими картами по всем миссиям и объяснял, что Карабах находится в середине Азербайджана, а не в середине Армении, как все тогда думали. Сейчас же, благодаря нашему Президенту и первому вице-президенту, о нашей стране знает весь мир, а некоторые нас даже побаиваются! Недавно французы попытались оказаться большими армянами, чем католикос. Но когда французский сенат принял совершенно дурацкое решение, Макрон от него с ужасом открестился. Это стало показателем того, что он не имеет права не считаться с Азербайджаном, и тот объём газа, который приходит из нашей страны в Европу, важен для Франции. Макрон, как и другие руководители государств, прекрасно понимает, что авторитет Азербайджана на международной арене очень высок.

Карабах, помимо своей древней истории, это ещё и потрясающая туристическая зона. Будут ли там развивать эту сферу?
Обязательно! Ведь теперь мы снова сможем наслаждаться природными красотами, которых были лишены три десятка лет. Наш Карабах — это и Швейцария, и Альпы, и Карловы Вары, и всё, о чём только может мечтать человек на отдыхе. Здесь нельзя размещать большие промышленные объекты с дымящими трубами, а туризм как раз и является той экономически выгодной для Карабаха сферой, которая будет наиболее гармонично сочетаться с укладом жизни карабахцев. Они привыкли к спокойной, размеренной жизни и туристы этому никак не помешают. Наоборот! Карабахцы, как и все азербайджанцы, народ гостеприимный, поэтому им будет только в радость приезд гостей, которым надо будет показывать местные красоты, кормить, удивлять древней историей, предлагать продукцию традиционных ремёсел и так далее. Так что, в Карабахе всё только начинается!

1 081 views

Добавить комментарий