Гюнель Анаргызы: «Мы как нация очень благородно и достойно смогли выстоять перед всеми невзгодами»

«О переживаниях, творчестве, и рае на Земле…»

Конечно же, в первую очередь хотелось бы затронуть тему карантина. Вы, как творческий человек, с какими сложностями столкнулись во время пандемии, и как их преодолели.

Естественно, что у многих из нас возникло огромное количество сложностей. И не только финансовых. Вся эта обстановка давила, и продолжает давить на многих и морально. Но, я, как творческий человек, стараюсь относиться ко всему творчески. И в истории с пандемией тоже постаралась извлечь из всей этой ситуации положительные моменты. Что-то переоценила, на что-то взглянула по-новому, к чему-то вовсе поменяла отношение.

Интересно, что раньше у меня даже о себе было ошибочное мнение: мне казалось, что я умеренный пессимист, но последние события, к моему собственному удивлению, раскрыли меня с другой стороны. Оказалось, что я умеренный оптимист и ко многому умею подходить позитивно. (улыбается). Кстати говоря, в этом мы с Бахрамом Багирзаде схожи. Вы знаете, вообще, так жить гораздо проще. Во всяком случае — для меня. В окружающих тоже стараюсь, по возможности, видеть положительные качества. Нужно в свое отношение к людям, к жизни в целом привносить больше благородных чаяний и добрых побуждений.

Во время карантина, я осуществила несколько проектов, и как писатель-публицист, и как руководитель «Baku Book Center». Вообще, считаю, что человек должен быть изобретательным, и в любой ситуации уметь находить выходы, а также придумывать для себя какие-то интересные занятия, ни в коем случае не опускать руки и не падать духом.

Гюнель ханум, а какие ценности утратило общество? Например, моя мама выросла во времена СССР. Она говорит, что раньше люди добродушные были, помогали друг другу, а сейчас замкнутые стали. Сейчас много ситуаций, когда люди людей оставляют в опасности, не помогают. Между людьми было доверие. Сейчас каждый сам по себе, и каждый дерется за свой кусок. Если раньше могли полагаться на кого-то, то сейчас только на самих себя.

Вы знаете, это скорее связано с тем, что сейчас мы живем в эру высоких технологий, жизнь стала стремительной, «скоростной», все куда-то бегут, торопятся, информации вокруг очень много, причем она везде, в телефонах, в гаджетах, в СМИ. Мы не успеваем всё принять, переварить, проанализировать. Все бежит, крутится и в результате остается очень мало времени на себя, на свой внутренний мир, на то, чтобы прислушаться к собственному внутреннему голосу и понять, а мне всё это надо? Куда несёт меня этот поток? К чему я стремлюсь и чего добьюсь в результате?  Мы не успеваем задуматься об этом и как роботы выполняем каждодневную норму, которую сами себе установили. Когда уже думать о других. Всё стало очень скомкано, решается либо по переписке, либо по телефону. С родителями по телефону, с друзьями по ватсап, по работе по майлу… А жизнь не стоит на месте, чем быстрее бежим мы, тем быстрее бежит она. Таким образом, мы оказываемся в замкнутом круге. И в какой-то момент устаем и задумываемся: «и что дальше?» Вот тут и наступает момент истины. Что мы сами ответим себе на этот вопрос и удовлетворит ли нас ответ.

Раньше, тридцать лет назад, когда еще не было таких сумасшедших ритмов, и жизнь была размеренной и неторопливой, у людей было больше времени на размышления, чтение, изучение мира и понятия себя самого в этом мире. Было и меньше соблазнов, так как мы жили за железным занавесом. Таким образом, люди намного больше ценили духовность, потому что именно благодаря ей создавались самые великие произведения человечества, именно те, которые двигали и двигают человечество к прогрессу. 

Плюс ко всему, сейчас всё стало доступным, обыденным, и поэтому даже многое материальное обесценилось, а во времена карантина, вообще, потеряло свой смысл. Оказывается, как просто нам можно обходиться без каких-то предметов обихода или одежды (которые у нас и так были), а мы думали, что без новых мы не проживем. Плюс, карантин нам помог с тем, что у нас появилось больше времени на занятия собой, самопознание и самосовершенствование.  

Я слушала Ваш рассказ под названием «Мой город», в исполнении актёра Кямрана Агабалаева. А сейчас Вы пишете что-то новое?

Я написала этот рассказ в апреле, в день ужесточения карантинного режима. Ведь такое с нами происходило впервые. Это было настолько непривычно: мы не могли выйти в город без разрешения, погулять или увидеться, посидеть, с кем хочется столько, сколько нам хочется. И вот, я под впечатлением всего этого написала такой рассказ-исповедь. Своего рода признание в любви к родному городу и просьба о прощении, что не ценила его так, как он того заслуживает. В последствии, этот рассказ стал настолько популярен, что его перевели сразу на шесть иностранных языков разные люди, которых я даже лично не знала (за что им большая благодарность). Потом уже мы подготовили мини-фильмы о разных городах планеты, где был введен такой же карантинный режим и залили все эти фильмы о пустынных городах мира в Ютуб. Только «русский» вариант данного фильма в течение двух дней посмотрело свыше ста тысяч человек.

А потом, в один прекрасный майский день в стране отменили ужесточенный карантинный режим, и все начали выходить в город по- прежнему без масок, не соблюдая положенную дистанцию, целовались и обнимались так, как будто никакого вируса и в помине не было…

Соответственно, буквально через неделю произошел скачок заболевших, а затем и возросло количество умерших. И вот тогда, у меня родилась идея следующего рассказа, который я назвала «Звонок». Звонок, как сигнал тревоги, как оповещение о том, что ситуация может выйти из-под контроля. Рассказ, в котором я от первого лица молодой героини рассказала о том, как она, так же, как и многие другие, от радости забыла про все меры предосторожности и подвергла опасности себя и самых близких ей людей. Самое смешное, что многие, прочитав рассказ, решили, что я написала о себе, и стали звонить спрашивать, как я себя чувствую. Наверное, рассказ получился очень достоверным, чему я, как автор, очень рада. 

Затем, в июле месяце, когда начались провокации на Товузской границе со стороны армян, и был убит наш генерал, а позже в некоторых странах начались митинги, погромы, массовые драки, где наших соотечественников оскорбляли, избивали, и мы видели все эти видеокадры, мне, несомненно, было очень обидно и больно, а порой от возмущения реально перехватывало дыхание.

В тот самый момент я получила предложение написать произведение, посвященное нашим воинам-защитникам. Вот на таких эмоциях и переживаниях, у меня и родилась пьеса под названием «Небо без границ».

О чём эта пьеса? Поделитесь.

Эта пьеса о судьбе двух солдат, которые героически сражались за Карабах.

Они были друзьями. Один из них пал шахидом, а другой спустя годы вспоминает эти дни, и, представляя образ погибшего друга, рассказывает о том, что было после его гибели: как освободили Карабах, как начали возрождать карабахскую землю, как по камешкам собирали разрушенное варварами за долгие годы.

А ведь на тот момент, когда эта пьеса создавалась, не было никаких предпосылок к войне, но у меня было какое-то интуитивное чувство, что осталось очень мало…

В конце октября, я написала небольшой рассказ, посвященный нашему флагу, который прекрасно исполнили Фахраддин Манафов и Мехрибан Зеки. Это было, как раз, в преддверии нашей победы.

Ходжалы, это незаживающая рана азербайджанского народа. Почему об этом так мало пишут? Армяне со скоростью света распространяют ложь, в которую верят очень многие.

Хочу сказать, что на протяжении долгих лет (я имею ввиду до конца 80-х годов прошлого века), мы армян не считали врагами, и в Азербайджане вообще никогда не было чувства этнического национализма. Мы учились в школах, где учились и дети из армянских семей, в русских школах преподавали педагоги армяне. Многие дружили с армянами, соседствовали с ними, ходили друг к другу в гости. И у нас-детей даже мысли не было о том, что у нас с армянами какая-то кровная ненависть. А у них, оказывается, она была. Живя в Баку, улыбаясь нам в лицо, деля с нами хлеб, многие из них питались этой ненавистью, воспитывали своих детей в этом духе и, как оказалось потом, пусть не открыто, но подпольно долго готовились к этой войне.

Ведь мы даже тогда и не поняли, как за такое короткое время лишились двадцати процентов своих земель. Мы не думали, что такое возможно, и совсем не ожидали подобного коварства. После тех страшных событий, мы долгое время приходили в себя. А армяне пытались навязать международному сообществу миф о своей правоте, «геноциде армян» и великой Армении от моря до моря. Их лживая пропаганда продолжалась очень долго, но в конечном итоге справедливость восторжествовала. Сейчас армяне переживают то, что когда-то испытали мы.

И знаете, что меня радует? Что за все эти годы несправедливости, мы не стали жестокими, не потеряли человечности. Мы просто крепли, и становились сильнее, сознательнее. Мы, как нация очень благородно и достойно смогли выстоять перед всеми невзгодами уготованной нам судьбой.

То, что касается освящения темы Ходжалинской трагедии, я не совсем с вами соглашусь. Как раз, на тему Ходжалы написано достаточно много различных произведений, как в поэзии, так и в прозе. Я могу долго перечислять всё, что создано не только поэтами и писателями, но и журналистами, кинематографистами, музыкантами, художниками, скульпторами и фотографами. Одна только кампания «Справедливость Ходжалы» проводимая по инициативе Лейлы ханум Алиевой смогла донести до мира огромную часть боли и ужаса невинных жертв азербайджанского народа, пережившего геноцид в течение одной страшной февральской ночи. И это еще не конец. Я уверена, что произведения на эту тему еще будут создаваться…

Думали ли Вы о проведении каких-либо мероприятиях, например, в Шуше?

Конечно! Я писала о Шуше, о своих воспоминаниях, в которых сравниваю Шушу с раем на земле. Я была там, когда мне было девять-десять лет. Прекрасно помню божественный воздух, невероятной красоты природу, непередаваемую атмосферу тех мест. И сейчас я очень скучаю по Шуше и мечтаю туда попасть…

Конечно, очень хочется провести там литературные вечера или какие-то мероприятия, связанные с карабахскими поэтами и литераторами. Уверена, что все это еще будет. Всему своё время!

Что вы любите читать? Не для служебной надобности, а для души.

Мне проще сказать, что я читать не люблю.  Детективы, жанр фэнтези. Это не моё. Люблю читать и перечитывать наших классиков: Дж. Мамедкулизаде, Сабира, Г.Хагвердиева, Назыма Хикмета. Из мировых классиков, целителя душ А. П. Чехова, М. А. Булгакова, В. В. Набокова. Это авторы, которые сформировали моё мировоззрение и мой внутренний мир. Из современников мне очень нравится немецкий писатель Бернхард Шлинк (тот, по произведению, которого снят фильм «Чтец»). Еще один любимый писатель это — Орхан Памук. Именно как писателя (не касаясь всех остальных аспектов его общественной и политической позиции), я его очень люблю и ценю.

Есть люди, которые пишут по плану, а есть категория людей, которые пишут только тогда, когда приходит вдохновение.

Я хотела бы быть дисциплинированной и работать по плану, но у меня так не получается. Я пишу по вдохновению. Мною руководствуют эмоции и чувства.

Говорят, что творческие люди видят мир по-иному.

Да, однозначно. Могу судить по себе. Творческие люди видят в окружающих их вещах больше возможностей, чем другие.

Что по жизни мешает Вам жить, а что помогает?

Помогает мне позитивный настрой. Я не отчаиваюсь и, как уже говорила выше, стараюсь во всём видеть позитив. Я понимаю, что жизнь коротка, и надо успеть сделать как можно больше нужного и полезного. А мешают мне какие-то бытовые обязательства, либо бывает такое, что ты не хочешь встречаться с какими-то определёнными людьми, но вынуждена это делать, потому что, это часть работы, и входит в твои обязанности. Такие ситуации отвлекают, и могут поменять настрой.

А если же рассуждать глобально, то мешает то, что происходит в мире: несправедливость, войны, убийства безвинных людей. Конечно, на психологическом уровне, это очень влияет на нас.

Я помню события, которые произошли в октябре 2020 года в Гяндже.

Наша Гянджа два раза подверглась ракетному обстрелу. Это было большим потрясением. Я понимала, какой ужас пережили люди. Они ложились спать со страхом, а мы просыпались со страхом из-за того, что могло произойти на нашей земле за минувшую ночь. За одно мгновение всё могло рухнуть. И с этим чувством страха, за своих близких, за свой народ справится было очень сложно…

Если бы Ваша жизнь была книгой, как бы она называлась?

Возможно, хотелось бы написать что-то вроде автобиографического романа, где будут и вымышленные персонажи, но в тоже время, там будут и реальные люди, в том числе и я сама. О названии сейчас сказать сложно, ведь оно зарождается в процессе работы. Вообще надо подумать насчёт этой темы. Вот такая хорошая задача появилась у меня (улыбается).

Что нового и интересного Вы открыли для себя за последние несколько лет?

Если раньше, я акцентировала внимание на вещах, которые казались важными и существенными, то сейчас понимаю, что они не настолько важны и существенны. Если конкретизировать, то скажу так; раньше я очень много думала о мнении других, точнее ориентировалась на мнение не тех людей. Сейчас, конечно всё изменилось, к тому же, я стала решительнее, и категоричнее. Мудрость приходит с годами.

Как бы это банально не прозвучало, но сейчас я думаю о том, что жизнь очень коротка, и надо успеть сделать больше хорошего. Когда я делаю что-то на мой взгляд нужное, я понимаю, что сегодняшний день был прожит не зря. Ведь мир наш держится на благих намерениях и добрых делах. Так давайте внесем в это дело и свою лепту.

                                                         Гюнель Анаргызы. Писатель, публицист

241 views

Добавить комментарий