Фуад Ибрагимов: «Я вернусь в самое сердце Карабаха, где прошли незабываемые годы моего детства»

«Мой путь нелёгок, но я иду, в лицо мне ветер и метели, но верю я, что я дойду, до предназначенной мне цели…»

 Юрий Kолчак

Заслуженный артист Азербайджана, дирижёр Фуад Ибрагимов о детстве в Шуше…

Я думаю, что не у всех детей бывают такие яркие воспоминания о детстве. Помню всё детально, начиная ещё совсем с малого возраста. Иногда даже домашние удивляются, мол, как же возможно помнить такие детали? Ты ведь был ещё совсем ребёнком!

Помню все события с 1988 по 1991 годы… Конечно, было тяжело покидать родной город, и оставлять всё, что связано с ним. С детства я был творческим ребёнком, изобретательным. Любил играть в какие-то сцены, переодевался в каких-то героев. Я и выросв такой же творческой семье: дедушка был музыкантом, мои дяди музыканты, и мама музыкант.

В нашем доме всегда веяло творческой атмосферой, музыкой. Мама – классическая пианистка, и дома она исполняла, то Бетховена, то Чайковского, либо Моцарта, а я тем временем вдохновлялся, и потом пытался сам что-то сочинить (изобразить). Ещё любил рисовать, но желание к музыке никогда не пропадало, и не оставляло меня. Впервые о скрипке, я узнал в школе в Шуше, куда приехала педагог из Баку, чтобы ознакомить детей с музыкальными инструментами, и она интересовалась; есть ли у кого-то желание заняться именно классическими инструментами. И я выбрал скрипку, хотя не имел понятия, что такое скрипка, потому что дома видел-слушал только фортепиано, гармонь, и Ханенде. Мне было любопытно, что это за струнный смычковый музыкальный инструмент, и потом скрипку мне подарил композитор, который занимает почетное место в музыкальной сокровищнице Азербайджана — Сулейман Алескеров. К сожалению, эта скрипка осталась в Шуше, как и всё другое. Внезапно начались события, и мы вынуждены были покинуть родной город. Но с этой скрипкой, я успел походить в музыкальную школу в Шуше примерно полгода.

С Шуши нас эвакуировали в Агдам. На тот момент о музыке уже речи идти не могло. Настали сложные времена, и сложившиеся жизненные обстоятельства, грубо говоря, раскидывали нас то там, то тут. В стране была накалённая обстановка. Всем нам пришлось нелегко.

О жизни в Баку, и творческих начинаниях…

Спустя какое-то время, мы переехали в Баку. Жизнь постепенно меняло своё русло в лучшую сторону. Мы приходили в себя после всех сложностей, и я уже начинал думать о музыке.  Когда мы только-только приехали в Баку, я посетил концерт в филармонии, где услышал азербайджанское каприччио Фикрета Амирова. Я был невероятно впечатлён! Я думаю, что задатки  дирижирования попали в моё подсознание, потому что после концерта, пока шёл домой, я махал руками. Настолькоя был в восторге от услышанного и увиденного.

Моя мама видела моё желание-стремление к музыке, и тогда она привела меня на прослушивание к профессору Бакинской музыкальной академии к Тофику Асланову. Он сказал ей, что мне стоит заниматься музыкой. На тот момент мне было двенадцать лет, и вот тогда начался мой путь…

На протяжении трёх лет со мной активно занимались Лала Гасанова, Лала Гусейнова, и Тофик Асланов. Я им очень благодарен за труд, который они вложили в меня. Они сделали невозможное – возможным. Те дети, которые учат программу от шести лет, и вплоть до восемнадцати лет, я осилил эту же программу за три года. Эта заслуга в первую очередь моих педагогов, наставников.

В пятнадцать лет, я уже поступил в Азербайджанскую консерваторию имени Узеира Гаджибекова, в класс профессора Баяндура Мехтиева. В тот же период, пройдя отборочный конкурс, был принят на работу в Азербайджанский государственный симфонический оркестр. И вот там, я увидел великого Рауфа Абдуллаева!

Когда я сидел под его гениальными руками и смотрел, как он работает с оркестром, с музыкой, вот тогда у меня зародилось сильное желание стать дирижёром.

Хочу  сказать об очень значимых днях в моей жизни, и подчеркнуть некоторые детали. На третьем курсе, на мастер-классе, у меня состоялась первая встреча с маэстро Ростроповичем.  Это был очень волнительный момент. Никогда не забуду его слова – «Ну, что я могу сказать. Мальчик очень талантливый». Далее, мы с мамой начали искать возможность, чтобы отправить меня обучаться в Европе. Известный скрипач и дирижёр Дмитрий Ситковецкий посоветовал нам Кельнскую консерваторию в Германии. Я поехал, поступил, но учитывая всё то, что произошло с нами за последние несколько лет, конечно же, было сложно, и для учебы, проживания средств не было. Затем Ростропович снова давал мастер-класс в Азербайджане, и я соответственно принимал в нём участие. Наш ректор Фархад Бадалбейли рассказал ему о моём положении, и они совместно взялись искать выход из ситуации. И вот тогда, главную помощь мне оказал Фонд Гейдара Алиева во главе с его президентом, первой леди Азербайджана Мехрибан Алиевой. Я очень благодарен за это, и никогда не забуду внимание, которое ко мне проявили. Благодаря им всем, я смог продолжить обучение в Германии, и заниматься любимым делом.

О первом выступлении в качестве профессионального дирижёра.

Это было в 2007 году. Конечно, было очень волнительно, и не легко. Плюс ко всему, я стоял перед оркестром, с которым работал с пятнадцати лет как альтист, и я был среди них самым младшим. К счастью, между нами никаких трений не произошло. В оркестре всегда должна быть гармония, благодаря которой рождается музыка. Если нет гармонии между музыкантами и дирижёром, то в первую очередь страдает музыка, а публика это чувствует. Этот концерт прошел очень удачно. Кстати говоря, с 2014 года, я работаю в этом оркестре как второй дирижёр. И подмечу, что в этом посодействовал выдающийся пианист, и директор Азербайджанской государственной филармонии Мурад Адыгезалзаде. Я очень рад этому, и без его содействия у меня не было бы этой работы.

О себе…

Я стал невероятно самокритичным. Постоянно копаюсь в себе и нахожу недостатки. Говорят, что самокритика лежит на пути к жизненному успеху, она способствует самосовершенствованию.

Что могу ещё добавить о себе? Я состоялся как музыкант. Могу это уверенно и спокойно сказать, но это не вершина. Профессия дирижёра разноплановая и сложная. Всегда есть к чему стремиться. Это постоянная работа над собой.

На каждое выступление как на эфашот или как на праздник.

Ночью перед своей первой репетицией с оркестром, я и глаза не сомкнул. Наутро очень сильно волновался и подошел к своему педагогу с вопросом: это нормально, что я нахожусь в таком состоянии? А он ответил:

«Фуад, мне шестьдесят лет, и я до сих пор волнуюсь, когдавыхожу выступать перед оркестром, публикой».

То есть он меня не успокоил (смеётся). Да, каждое выступление, это волнение. И это огромная ответственность.

Чтобы Вы хотели сказать двенадцати летнемуФуаду?

Молодец! Я очень рад, что у этого маленького Фуада всё сложилось в жизни, и он смог преодолеть трудности, и стал тем, кем является на сегодняшний день. Всё, что произошло, сделало маленького Фуада сильнее.

О Шуше…

Мы все сейчас хотим дать концерты в Шуше (говорю от имени дирижёров). Но, моя главная мечта, которую я недавно озвучил на совещании Министерства Культуры Азербайджана, чтобы в Шуше организовали ежегодный (пусть даже не ежегодный) международный конкурс дирижёров имени Ниязи. Я очень хочу, чтобы эта мечта осуществилась. Надеюсь быть услышанным, и надеюсь, что меня поддержат, проявят инициативу, ведь такие конкурсы играют немало важную роль в нашей творческой деятельности.

И, конечно же, я вернусь в самое сердце Карабаха, где прошли незабываемые годы моего детства.

Нармина Мамедова

Фотограф Олеся Окунева

106 views

Добавить комментарий