Мне выпала честь находиться в Азербайджане в это историческое время. Интервью с Полиной Десятниченко

Всемирно известная украинская народная песня «Щедрик», исполненная на азербайджанских национальных музыкальных инструментах, вызвала настоящий фурор среди любителей музыки, став одновременно необыкновенным новогодним сюрпризом.

Любопытно, что на таре солировала гражданка Канады, украинка по национальности Полина Десятниченко. Она несколько лет назад приезжала в Азербайджан из Канады в качестве исследователя этномузыки, чтобы собрать материал для написания диссертации, посвященной мугаму.

Полина Десятниченко — научный работник Гарвардского университета, в 2017 году получила степень доктора наук в Университете Торонто. Сейчас она находится в Баку, продолжает изучать азербайджанскую музыкальную культуру, технику исполнения на таре, пишет книгу, посвященную мугаму.

Media.Az побеседовала с П.Десятниченко о том, как она изучала мугам, об осуществленных в Азербайджане проектах и многом другом.

— Когда произошло ваше знакомство с азербайджанской музыкой?

— Я познакомилась с азербайджанской музыкой до того, как услышала мугам. Моим педагогом по фортепиано была Мая Джафарова, азербайджанка по национальности. У нее в Канаде своя музыкальная школа. В то время я училась в консерватории в Торонто и брала у нее уроки. Она научила меня исполнять шедевры азербайджанских композиторов, таких как Гара Гараев, Вагиф Мустафазаде, Адиль Бабиров и другие. Я была очарована этими композициями.

Меня так заинтересовала азербайджанская культура, что я стала участвовать в мероприятиях азербайджанской диаспоры. К слову, у нас в Торонто одна из крупнейших азербайджанских диаспор в Северной Америке. Так я познакомилась с прекрасными азербайджанскими музыкантами, проживающими в этом городе. Среди них особо хотела бы отметить Исмайыла Гаджиева, который пригласил меня выступать с его камерным оркестром «Шелковый путь».

Для одного из таких выступлений из Азербайджана прибыло мугамное трио — исполнитель на кяманче Мунис Шарифов, тарист Сахиб Пашазаде и ханенде Гюллю Мурадова. Я аккомпанировала на фортепиано, а они исполняли азербайджанские песни, а также мугам. Меня очень впечатлил «Карабах Шикестеси», поразил голос ханенде. Этот стиль пения является настолько выразительным, пронзительным, эмоциональным… Мне очень понравилась динамика взаимодействия между инструменталистами и ханенде, как они вместе импровизируют, как будто между ними идет своего рода разговор. Все это меня очень завораживало. Выступление с этим трио, во время которого я познакомилась с мугамом, стало решающим в моей жизни и творческом пути.

Знакомство с мугамом

— Тар как музыкальный инструмент также стал для вас своеобразным открытием?

— Конечно! Помимо голоса ханенде меня очень поразил тар. У него какой-то необычный, своеобразный тембр. Мне всегда слышится, будто тар читает стихи, в которой звучит какая-то мысль. Также понравилось, что тар сочетает какую-то эмоциональность, страсть, чувства на грани, но в то же время в нем слышится сдержанность, какая-то строгость. Недаром люди плачут, когда слышат исполнение тара на желтых струнах. У тара также есть много интересных особенностей, к примеру, перване-мизраб (мизраб-  пластинка, необходимая для извлечения звука из струн – прим. ред.), гоша-мизраб, сагинаме (мугамный подраздел – прим. ред.). То есть этот инструмент очень богат своим звучанием.

Меня поразило также то, что на таре можно исполнять произведения различных музыкальных стилей. Допустим, на нем можно исполнять как классические произведения западных композиторов —  Баха, Шуберта, Моцарта, и в то же время народные песни, мугам. Вот эта широта музыкальных возможностей тара очень заинтересовала меня. Я поняла, что изучение игры на таре – это изучение и философии, и теории, и истории мугама. Потому что в этом инструменте это все есть.

— Как получилось, что вы приехали в Азербайджан?

— Начну с того, что у меня два образования —  музыкальное, полученное в консерватории, и в гуманитарной сфере, а именно в антропологии, которое я получила в Университете Торонто. Меня всегда интересовала роль музыки в разных культурах, в разных социальных сферах. Почему человечеству нужна музыка, какова роль музыки, почему она есть? Именно поэтому я стала изучать антропологию. Это было до моего знакомства с мугамом. Поэтому поступила в аспирантуру, на факультет музыковедения. И в этот период я услышала мугам, и это, наверное, была судьба, так как именно мугам я выбрала темой своей диссертиции.

Мой научный проект заинтересовал многих, я получила престижную стипендию и приехала на два года в Азербайджан обучиться мастерству мугама на таре. То есть в первый раз я приехала в Азербайджан на два года. В течение этого периода я брала уроки тара, изучала газели, посещала архивы, библиотеки. Одним словом, пыталась не только научиться исполнять мугам, но в то же время получить всю научную информацию о нем, читая книги и статьи.

В итоге собралось достаточно материала, и я в 2017 году написала и успешно защитила диссертацию. Но, как оказалось, на этом мое путешествие в мир мугама только начинался. Познание мугама – это бесконечный путь. Если ты становишься на этот путь, то дороги обратно нет. Двух лет, естественно, недостаточно, чтобы его познать, поэтому я постоянно приезжаю- уезжаю. В итоге я в Азербайджане живу уже пять лет. Продолжаю брать уроки игры на таре и писать научные статьи о мугаме.

— Расскажите подробнее о своих учителях…

— Мне очень повезло, что я обучалась музыкальному искусству мугама у самых выдающихся мастеров тара в Азербайджане. Моими учителями являются Мохаммед Аманаллахи, Рамиз Гулиев, Аслан Магеррамов, Эльхан Мансуров, Валех Рахимов, Вамиг Мамедалиев и Эльхан Музаффаров.

Изучая секреты мугама с Вамигом Мамедалиевым

Первым моим учителем был Мохаммед Аманаллахи — тарист из Тебриза, бывший ученик Рамиза Гулиева, который живет недалеко от Торонто. Прежде чем посетить Азербайджан, я несколько месяцев обучалась у него. Но у меня в то время не было инструмента, так как в Канаде сложно приобрести тар, поэтому, изучая технику тара и мугама, я играла на гитаре.

После этого я приехала в Азербайджан, и первыми моими учителями здесь стали Рамиз Гулиев и Аслан Магеррамов. Первый год был самым сложным периодом обучения игры на таре, потому что я начинала почти с нуля. Каждый день проводила шесть-семь часов за инструментом, даже ночью просыпалась и играла, потому что мне нужно было как можно больше заниматься. У меня даже появились мозоли на руках, но постепенно стало легче.

Примерно через год я стала брать уроки у Эльхана Мансурова и Вамига Мамедалиева. Они до сих пор являются моими основными педагогами. Их стиль игры на таре требует большой техники и владения разными возможностями мизраба. То есть здесь главное не скорость, а именно выразительность игры с мизрабом. И еще этот стиль наиболее близок к пению газелей, потому что требуется придерживаться арузной метрики, то есть метрики поэзии.

Школа же Вамига Мамедалиева объединяет манеры исполнения таристов Ахмеда Бакиханова и Гаджи Мамедова. Эта школа более виртуозна с точки зрения скорости. Уроки с Вамиг муаллимом, которые я беру по сей день, улучшает именно технику исполнения.

Еще хотела отметить, что я записала диск с репертуаром, который изучила с Эльханом Мансуровом. Он называется «Təfəkkür seyahəti» («Путешествие размышления» – прим. ред.).

Когда я стала брать уроки тара в Азербайджане, то поняла — чтобы узнать суть мугама, понять его философию, нужно знать поэзию мугама. Поэтому помимо уроков на таре, я еще брала уроки, посвященные газелям. Я учила поэзию, разбирала, что она означает, изучала арузную метрику. В этом мне помогали Валех Рагимов, Хаджи Агиль Маликов и Тарлан Гулиев. Они научили меня философии мугама.

— Какие у вас, в целом, впечатления от жизни в Азербайджане?

— Что действительно впечатлило меня, так это приверженность традициям. Для большинства людей в Азербайджане семейные ценности являются приоритетом. Я присутствовала на многих азербайджанских свадьбах для того, чтобы наблюдать за выступлением исполнителей мугама, было очень интересно видеть свадебные обычаи в Азербайджане, которые составляют основу азербайджанской культуры.

Я была на свадьбах по всему Азербайджану, включая Лянкяран, Исмайыллы, Мингячевир, многие поселки  в Абшероне, и, конечно, в самом Баку. Но что еще больше меня поразило — это сочетание той самой традиционности с современностью. Даже сам Баку, считающийся одним из самых красивых городов мира, изящно сочетает в себе традиционность и современность. Недаром его называют мостом между Западом и Востоком.

Путешествуя по Азербайджану, удивилась количеству языков, этнических групп, религий. Тем не менее, все жители живут мирно. Вот эта толерантность действительно поразила меня, ее можно редко найти в наше время в мире.

Я вам скажу честно —  до того, как приехать в Азербайджан, много готовилась, читала о стране в интернете, в книгах. Понимала, что эта страна чтит свои традиции, и немножко переживала по поводу того, впишусь ли в здешний уклад жизни, как буду находить общий язык с людьми. На самом деле я ни разу не почувствовала себя в Азербайджане чужой. Для меня было очень легко находить с людьми общий язык. Думаю, что это из-за того, что здесь царит толерантность и культурное разнообразие.

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— После защиты диссертации в 2017 году  я получила работу научного исследователя в Гарвардском университете. Эта работа связана с изданием книги о мугаме. На данный момент я работаю над этой книгой, она на английском языке и будет называться «Мугам, жемчужина музыкальной культуры постсоветского Азербайджана. Творческие, этнопсихологические и социальные аспекты его бытования».

— У вас есть планы продолжить популяризовать мугам на Западе?

— Да, конечно, я и сейчас этим занимаюсь. Например, выступая на международных конференциях, рассказываю о мугаме, играю на таре.

На телеканали BBC одна из передач была посвящена мугаму

За последние пять лет я была на многих таких мероприятиях в США, Канаде, Ирландии, Великобритании, Германии. У меня есть планы знакомить западную общественность не только с мугамом, но и с классической поэзией Азербайджана. Многие на Западе, к сожалению, не знают о гениальном творчестве Физули. Мне кажется, что обязательно нужно донести философию азербайджанского искусства до мирового сообщества.

Исполняя мугам «Шур» в Гарвардском университете

— Вы участвовали во многих творческих проектах в Азербайджане. Какие вам запомнились больше всего?

— С Вамигом Мамедалиевым мы записывали мугамные композиции, которые демонстрировали по местному телевидению. Весной 2020 года, когда в мире началась пандемия коронавируса, я, будучи в Канаде, участвовала в онлайн-проекте. Мы с пианистом Эльвином Феридли по интернету записали песню Эльдара Мансурова.

Одним из самых интересных проектов в Азербайджане для меня стал «Muğam məclisi», который организовывал университет АДА. Раз в месяц собирались студенты, изучающие мугам, которые демонстрировали свои умения. Эксперты же, мастера мугама, высказывали свою профессиональную точку зрения. Каждая из таких встреч была посвящена одному определенному виду мугама. Это было интересно, потому что, помимо таристов, в проекте участвовали поэты, музыковеды, лингвисты, которые хорошо разбираются в арузной метрике, философии и истории мугама. У нас были интересные дискуссии. Сами встречи проходили в «Ичери шехер». Я очень надеюсь, что в будущем у нас получится возобновить этот проект.

— Не могу не спросить о подробностях последнего проекта, когда вы блестяще исполнили украинскую песню «Щедрик» на азербайджанских национальных инструментах на вершине Кавказа…

— Идея таким образом поздравить азербайджанский народ с новогодними праздниками принадлежит посольству Украины. Со мной связались в начале декабря и предложили выступить солисткой, так как я являюсь украинкой по национальности. Мне очень понравилась эта идея, я, конечно, согласилась. Тем более, что очень люблю украинскую песню «Щедрик», которая снискала всемирную славу.

У нас была прекрасная команда музыкантов, в том числе исполнитель на кяманче Тогрул Асадуллаев. Аранжировка композиции принадлежит таристу Сахибу Пашазаде. Съемки клипа проходили на высоте 2100 метров в Шамахинском районе, откуда открывался потрясающий вид. Было немного холодно, но все мы были так вдохновлены идеей, что не чувствовали никакого дискомфорта. Я очень рада, что получила возможность сделать такой подарок азербайджанскому народу от Украины.

— Во время Отечественной войны вы находились в Азербайджане…

— Мне выпала честь находиться здесь в это историческое время. Я бы хотела поздравить всех азербайджанцев с великой победой. Да упокоит Всевышний души всех шехидов и даст терпения их семьям! Во время войны я очень сильно переживала, как и весь азербайджанский народ. У меня есть близкие друзья, которые сражались на фронте. К тому же мой супруг и его семья родом из Карабаха. В своей диссертации я много писала об истории мугама в Карабахе и карабахских традициях. Карабах – это сердце мугама!

Я уверена, что с возвращением земель, азербайджанская культура будет еще больше развиваться. Нахожусь в предвкушении интересных проектов на освобожденных территориях. По всему миру люди будут иметь больше возможности узнать об Азербайджане, его культуре и познакомиться со всеми этими ценностями, которые лежат в ее основе, – толерантностью, любовью, миром и дружелюбием.

Исполнение, посвященное победе Азербайджана

Источник: Media.az

25 views

Добавить комментарий