ПАМЯТЬ   ДУШИ

Родился я в доме  моего деда, Гасана Шахмардана, на Тбилисском проспекте.  Там же, в военном городке,  находилась школа, в  которой я учился. Фактически, раннее детство я провёл в этом районе, за исключением того,  что у меня почти не оставалось времени на жизнь обычного ребенка, потому что со второго класса я начал сниматься в кино… В отличие от многих детей,  которые гоняли футбол, я  пахал и кормил семью… Поддерживал маму, сестру, бесконечных тётушек и бабушек и ни секунду не жалею об этом. У меня было замечательное детство,  от которого остались прекрасные воспоминания…

Настоящая жизнь проходила не во дворе и не в школе, где мне было не очень интересно, а  на киностудии «Азербайджанфильм». Для меня это был второй дом, вторая семья и  взрослые друзья, с которыми я, семилетний ребёнок, дружил… И сегодня, когда я вхожу на киностудию, меня переполняют  воспоминания и мне очень жаль, что она находится    в таком удручающем состоянии… 

В  1981 году я снялся в фильме  «Шкатулка из крепости»  режиссёра Гюльбяниз Азимзаде, благодаря которой я решил связать  свою  жизнь с кино.  Хотя до этого я учился в музыкальной школе по классу скрипки и  мечтал о музыке. Но в один прекрасный день в нашу школу пришла  Гюльбяниз  ханым, чтобы отобрать детей.  Среди многих выбрали меня, и я до сих пор не знаю почему…  Гюльбяниз ханым подошла ко мне и спросила: «Асисяй?»,  и я, как эхо,  ответил ей тем же словом. И всё…  Моя судьба была решена…  С тех пор у меня осталось это клоунское, полунинское прозвище Асисяй…  Гюльбяниз Азимзаде стала моей крёстной матерью в кино,  и не только крёстной, но и просто матерью, заменив мне на период съёмок мою родную маму. И  даже когда я снимался   в других картинах, я  поднимался в её кабинет на втором этаже, пил с ней чай,  рассказывал о своих планах и проблемах  и она  давала мне советы.

Всё мое детство, отрочество и молодость прошли на киностудии среди потрясающих людей, великолепных профессионалов, моих учителей, моих путеводителей, сделавших меня тем, кто я есть.  Я был завсегдатаем всех  павильонов, кабинетов и цехов, я пил чай с гримёрами, кушал с  костюмерами, репетировал, играл, впитывал всё, что видел, слышал и ощущал…   Меня так и называли на киностудии  – сын полка…

В свободное  от съёмок время мы с друзьями ходили в  «Вятян» или в кинотеатр повторного фильма. Гуляли по Торговой,  шли на бульвар, чтобы  поиграть в настольный теннис, биллиард и  посмотреть на красивых девушек. Бульвар и Торговая —  это были центральные места моего поколения, потому что в 90-е годы, когда нам было по 17-18 лет, ходить  было больше некуда…

Никогда не забуду, как мы с друзьями впервые посмотрели фильм  Серджо Леоне «Однажды в Америке». Его привезли в огромных бобинах  на киностудию  для дубляжа. Нам сообщили об этом по секрету, и мы всю ночь смотрели эту картину. А под утро в Баку пошёл первый снег… И мы шли по белоснежному городу абсолютно  счастливые,  потому что открыли для себя Серджо Леоне, потому что прожили за эту удивительную ночь целую жизнь, в которой была великая дружба, оглушительное предательство и горькая любовь… Это было так близко нам по духу и той щемящей сентиментальности, которая присутствовала в каждом кадре американского режиссёра итальянского происхождения… Мы ещё несколько раз собирались в киностудии по ночам и пересматривали это фильм… Фильм про наше поколение, где  каждый остаётся при  своём – и предатель, и верный друг, и возлюбленная, и воспоминания, которыми все они живут…

Я очень люблю  Баку за одноночный снег…  Он всегда приходил внезапно, и мы до утра  бегали  по улицам,  потому что знали  — к утру он  растает.  Мы  стояли под фонарями, смотрели как падают белые  хлопья, сверкающие  в лучах электрического света, и от этой неземной красоты возникало ощущение,  что это падают звёзды… Мы лепили снеговиков, бросались снежками и от смеха падали на сугробы…  А утром ничего не оставалось ни от снеговиков, ни от снега.  Кругом была слякоть и грязь…

Это  было  странное время, не всегда яркое, не всегда сытое и устроенное, но я ничего бы не изменил в  моём прошлом… Мы поколение, которое принадлежало само себе. Страна распалась, мы стали никому не нужны,  все планы и мечты исчезли. Я хотел  поступать во ВГИК и уже думал к кому  — Сергею Соловьеву или?.. И вдруг всё рухнуло!

Мы жить не могли без кино, но киностудия закрыта, кино не снимают, денег нет. И постепенно мы начали что-то писать, придумывать, снимать  на камеру  VHS.  В 1994 году на студии «Сабах» на AzTV  Рамиз Гасаноглу  дал мне возможность снять мой первый фильм. Это  был фильм-спектакль, в котором я соединил три пьесы Беккета.  Но это была лишь мимолётная передышка, когда я мог заниматься тем, что люблю больше всего.

Мы были отторгнуты временем… На самом деле мы несчастное поколение, и, вместе с тем,  очень счастливое, потому что сами себя создали.   В  90-е я  потерял многих друзей – кто-то уехал, кто-то остался. Но те,  кто остались были испытаны временем,  а те, кто сумели остаться в искусстве стоят целого поколения! То, что нас не убило, сделало нас сильнее…

Я благодарен  маме за ту любовь, которую она мне дала. Дети, которых недолюбили, всю жизнь ищут эту любовь среди других и существуют в позе попрошайки.  Любите детей – ваших, чужих, всех! И дарите им себя!  Если бы не было моих прекрасных соседей, школьных друзей, сокурсников, чтобы я бы делал в этой жизни без этой доброты? Да, мы ссорились, дрались, влюблялись, страдали,   но несмотря ни на что,  доброты  и хороших людей было больше.  Человек должен быть добрым, должен радоваться  и удивляться жизни, иначе жизнь теряет смысл…

Мы не знаем, что с нами будет, поэтому я верю  в день сегодняшний. Есть я, есть другие люди, а чем всё завершиться  — это уже божественная драматургия. Но есть воспоминания и впечатления, которые мы бережно храним.  Мне кажется, смысл нашей жизни в том, что мы живём, ежеминутно осознавая, что жизнь бесценна. Все мы, хорошие и плохие,  звенья чего-то очень большого и важного. И цель человека состоит в том, чтобы осознать – мы все часть огромного божественного тела. Поэтому воспоминания так важны, ведь в них ты  продолжаешь жить в памяти друзей, в генах своих детей и родных…

Но помимо генетической памяти есть ещё память души, и она будет жить в вечности. Душа помнит, откуда пришла и  куда отправится. Есть такая притча… Когда человек рождается, архангел Гавриил спускается с небес и своим большим пальцем запечатывает уста, чтобы мы забыли на время откуда пришли и куда уйдём.  Чтобы ностальгия по неземной жизни не была такой сильной, и мы смогли прожить  земную жизнь и хотя бы иногда быть счастливыми…  Поэтому  у нас на устах и есть эта выемка, которая по-научному называется очень красивым словом  фильтрум…  

Я всегда оглядываюсь на мои следы, когда  иду по первому снегу.  Это и есть воспоминания, которые остаются в твоей душе и  уходят с тобой в вечность.  Наше  поколение уже  оставило свой след и те, кто придут за нами, будут идти по проторенному нами пути… Память  — это уважение прошлого, поэтому человек должен  знать древо своего рода, свой язык,  свою культуру. Каждый из нас уникален памятью своей души благодаря пройденному, испытанному, пережитому, и  если наши следы видны, значит, мы прожили свою жизнь не зря…

Когда я  уезжал из Баку, я знал, что обязательно буду возвращаться в мой родной город. Когда корни твоего древа сильны, ты не боишься  расти к солнцу, раскрывать свои ветви и выращивать на них листья. Я  уезжал не для того,  чтобы поставить точку на  прошлом и навсегда о нём забыть. Мне не хватало моей профессии, и я отправился в путь за новыми  возможностями. Я по-прежнему гражданин Азербайджана  и в то же время гражданин мира, потому что я художник.  Мир для меня  — это огромная книга, которую я  обязан прочитать, и  это заставляет  меня быть стойким и сильным, впускать в себя новые знания, придумывать, писать, создавать и дарить всё это людям. Вообще, я донор по жизни и в этом, наверное, моё призвание. Мы,  азербайджанцы,  очень богатый культурой народ и нам необходимо делиться этими сокровищами. Слава Богу, в последнее время всё больше и больше творческих людей поднимают Азербайджан на новый культурный уровень.

Многие узнали про Азербайджан через меня, безумного азербайджанца, который открыл свой театр и придумал фестиваль. То, я являюсь  почётным членом Фонда культуры Европы, Художником года Финляндии, для которой я очень многое сделал, всё это благодаря Азербайджану, моей родине, пропитавшей и вскормившей меня своей  культурой, которую я дарю всему миру. И ту безусловную любовь,  которую я получил от своей мамы, друзей, от моего родного Баку, я отдаю миру с любовью… Я стал частью древа культуры, уходящего  своими корнями в этнос, и чем крепче корни, тем сильнее это древо, тем больше людей смогут укрыться под его сенью от невзгод и печалей этого мира.

Кямран Шахмардан, артист,  режиссёр театра и кино, создатель театра «Чёрное и белое» и театрального фестиваля

629 views

Добавить комментарий