Из МВД в объектив кинокамеры: воспоминания актеров и режиссеров об Арифе Багирове

В 1965 году Ариф Багиров начал работать в МВД Азербайджанской ССР. За 30 лет службы он занимал самые разные должности. С 1983 года он работал заместителем начальника политотдела МВД. В 1986 году после окончания Высших курсов политработников МВД получил в Москве звание полковника.

Однако, помимо Багирова из МВД, был еще другой Багиров, который рисовал картины и хотел сниматься в кино. И то, и другое ему удалось осуществить. В частности, как сам говорил Ариф Багиров — в кино сниматься он мечтал с детства.

В данном материале — воспоминания о нем тех, кто помог эту детскую мечту осуществить…

Алекпер Кязимовский, режиссер

После спектакля Сейран. 1957 г.
Ариф Багиров — ведущий школьного концерта (1960 г.)

«Ариф муаллим был человеком с высокими нравственными принципами, требовательным к себе и в то же время невероятно деликатным. Думаю, его жизненное кредо состояло в том, чтобы быть благородным и заботливым по отношению к людям. Впервые я увидел Ариф муаллима в 1964 году, когда учился в 4 классе школы № 190, где он преподавал рисование. Прошли годы. После завершения учёбы на режиссёрском факультете в Азербайджанском государственном институте искусств, я начал работать на телевидении, где готовил театральные передачи и телевизионные спектакли. Однажды раздался телефонный звонок, поднимаю трубку — Ариф Багиров. И хотя я удивился, мне было очень приятно вновь услышать родной и близкий голос любимого педагога после стольких лет. Оказалось, что он внимательно наблюдал за моими передачами, оценивал моё творчество как педагог, высказывая свои пожелания и советы.

Несомненно, слова Ариф муаллима были для меня, тогда еще молодого режиссера, мощным стимулом. В конце нашего разговора он обратился ко мне с такими словами: «Дай и мне какую-нибудь рол, я хочу выступить как актер». По правде говоря, это было для меня полной неожиданностью. Возникла долгая пауза, причину которой он сразу понял, и после короткого молчания продолжил: «Понимаю — где сотрудник милиции и где актерство, но я об этом с детства мечтаю. К сожалению, судьба распорядилась по-другому. Вся надежда на тебя. И хотя мне уже немало лет, все же хочу попробовать себя в этом искусстве. Не забывай обо мне».

Я долго раздумывал над этим разговором и почувствовал, что мечты нельзя оставлять нереализованными. В этот период как раз начали готовить теле-оперетту «Санаторий смеха» в двух частях, и у меня появилась возможность пригласить Ариф муаллима на маленькую роль. Когда я увидел отношение своего любимого педагога к этой роли, волнение которое он испытыва, его репетиции, то понял, что это человек должен был стать актером. После удачного дебюта я еще несколько раз приглашал его на другие спектакли, и каждый раз убеждался в его артистическом таланте. На протяжении многих лет я посещал художественные выставки Ариф муаллима, и каждый раз меня поражало то, что его произведения до мельчайших подробностей передавали переживания, эмоции, состояние внутреннего мира людей. Такие полотна мог создавать только человек, наделенный тонкой душой художника…

Что касается его основной профессии — офицера МВД, то он считался очень сильным и грамотным специалистом. Об этом я неоднократно слышал от моей супруги Ирады Самедовой, когда она работала под его руководством. Он был безусловным профессионалом, невероятно трудолюбивым. Моя супруга всегда отмечала ещё одно прекрасное качество Ариф муаллима — он с удовольствием раскрывал секреты работы молодым кадрам, обучал, растил из них прекрасных специалистов.»

Шамиль Сулейманлы, актер

А.Багиров в образе Гурбана (пьеса «Айдын». 1956 г.)
А.Багиров, Л.Мамедбеков. 1956 г.

«Когда я учился на первой курсе института, один приятель показал мне издали Ариф муаллима и сказал: «Это — Ариф муаллим, майор МВД». Я от души рассмеялся такому весёлому розыгрышу, потому что о нём говорили как о талантливом художнике. Это было в 1972 году.

Наше непосредственное знакомство состоялось в 1980-е годы, когда он уже был подполковником с невероятно добрыми глазами, Ариф муаллим поразил и удивил меня своей правильностью, простотой, эрудицией — он так легко и, вместе с тем, глубоко, говорил об искусстве, что я каждый раз открывал для себя что-то новое в живописи, музыке, литературе, кино. Я полюбил его необыкновенно — казалось, с ним можно говорить обо всём, невзирая на разницу в возрасте. Только потом ты понимал, что это человек не твоего калибра, что у его души нет границ, что за добродушием и мягкостью прячется настоящая глубина человеческой мысли. Я долго не мог понять, что же Ариф муаллима так привлекало во мне. Потом оказалось, что ему очень нравился один из моих персонажей — Балададаш, бакинский мальчик в кепке.

Когда начались карабахские события, Ариф муаллим был одним из первых, кто пошёл на эту войну. Помню, как-то спросил его: «Вам было страшно?» «Нет, — ответил он, — я должен был пойти туда, но мне было очень обидно, что люди, которые с нами жили, вдруг стали врагами». После таких слов, я увидел в нём уже не только художника и друга, но и смелого, отважного человека, который, ни минуты не сомневаясь, оставил свою привычную жизнь и пошёл защищать родину. Ариф муаллим даже попал в окружение, но сам не любил об этом говорить.

… После Карабаха он долго не мог прийти в себя, настолько велико было его потрясение от этих событий. Однако, даже страшные вещи, которые всегда случаются на воине, он рассказывал без злобы и ненависти, и всегда говорил, что этот вопрос надо решать без крови. Однажды он сказал, что правоохранительная система требует от человека большей мягкости и доброты, нежели любая другая. В день смерти Ариф муаллима я был с его одноклассниками на одном мероприятии, и все о нём говорили не как о полковнике, а как о художнике и верном друге. Возникло ощущение, что вокруг меня не пожилые, умудренные опытом мужчины, а совсем ещё юные парни, для которых последний школьный звонок прозвенел только вчера…»

Гаджи Исмайлов, актер

Ариф Багиров и Гаджи Исмайлов

«Мне очень приятно говорить об этой семье, так как знаю их очень давно — мы вместе в Арифом учились в 190-й школе. Правда, Ариф был немного старше меня, но это не помешало нашей дружбе. Таира ханум, его супруга тоже училась в этой школе. Тогда у них и возникли самые первые, очень робкие, юношеские и искренние чувства. В школе Ариф был невероятно активным — он участвовал в выпусках журналов, стенгазет, постановках школьного драмкружка, разных мероприятиях. Благодаря искромётной энергии ему и потом, когда он уже стал сотрудником МВД, удавалось блестяще совмещать свою профессиональную деятельность с живописью. Когда меня пригласили на выставку «Отцы и дети», я был приятно удивлён такой замечательной художественной «наследственностью» сына Арифа. Мне очень понравились их работы.

Я испытал искреннее чувство восхищения и гордости за своего друга, за то, что они оба такие талантливые. Ариф всегда отмечал мои успехи в театре и кино, говорил, что радуется каждой моей новой роли. Несмотря на то, что всю жизнь проработал в правоохранительных органах, он был прежде всего человеком творческим. Это выражалось не только в его замечательной живописи, но и в очень интересных актерских работах на театральной сцене и в кино. Меня, как профессионального артиста всегда поражала его невероятно колоритная и глубокая фактура в каждой своей роли. Он настолько точно и тонко входил в образ, что даже мысли не возникало, что это непрофессиональный актер.»

Яшар Нури, актер

Яшар Нури и А.Багиров

«Я знал Арифа как страстного «болельщика» театра и кино. Самые настоящие актёры это дети, потому что у них всё естественно и органично, у них не бывает режиссёра и драматургии. Ариф был в жизни таким ребенком. Когда я увидел его первый раз в форме, то просто обалдел — не мог поверить, что он служит в органах.

Ариф часто рассказывал, как выступал в народном театре, как мечтал стать актёром. Эти воспоминания были очень светлыми и трогательными, поэтому я приложил всевозможные усилия, чтобы мечты Арифа наконец-то осуществились.

К счастью, мне это удалось — мы вместе снимались в фильме Вагифа Мустафаева «Всё к лучшему» и играли в спектакле Алекпера Кязимовского. Ариф всё время оправдывался: «Я ведь не актёр», но это было далеко не так. Всевышний щедро наградил его — и талантом художника, и талантом актёра, и талантом преданного друга и великолепного отца. Одним из самых счастливых мгновений в его жизни был момент, когда «Парни из Баку» стали чемпионами, и в этот миг он не скрывал слёзы радости. Я бережно, как реликвию, храню написанную им картину, которую он подарил мне на пятидесятилетие. Мы довольно часто встречались на выставках и я всегда шутил, обращаясь к его супруге Таире ханум: «Не давайте ему плакать!», настолько чувствительное и тонкое было у него сердце.»

Азер Алиев, режиссер

А.Багиров (кинопроба к фильму «Удар в спину»)

«История нашего знакомства с Ариф муаллимом началась довольно необычно. В 1980-е годы я работал в горкоме комсомола. Ежедневно ранним утром я садился в троллейбус возле Дворца им. Ленина и каждый раз в этом троллейбусе сталкивался с офицером милиции, который так же, как и все, ехал на работу. Честно говоря, меня это очень удивляло — полковник МВД и вдруг в общественном транспорте! Вторая неожиданность заключалась в том, что у него было очень интеллигентное и симпатичное лицо. Спустя какое-то время мы стали здороваться, и только потом я узнал, что это был отец Бахрама [Багирзаде], с которым мы были уже знакомы. Для меня это стало ещё одной приятной новостью — работник милиции, такой скромный человек, воспитал такого замечательного парня. Сын много берёт от отца, и очень важно иметь такой достойный пример перед глазами.

Позже мне стало известно, что Ариф муаллим, помимо вышеперечисленного, замечательный художник — ещё один громадный «плюс», характеризующий эту незаурядную личность. Когда я впервые побывал на выставке «Отцы и дети», то был просто поражён, сколькими талантами обладает эта замечательная семья. Мы часто встречались на представлениях КВН, и после концертов Ариф муаллим всегда подходил ко мне» чтобы поделиться впечатлениями. От него исходила такая мощная положительная энергетика, он был настолько эрудированным и мягким человеком, что хотелось беседовать с ним бесконечно.»

Вагиф Мустафаев, режиссер

А.Багиров и В.Мустафаев на съемках фильма. 1998 г.
Б.Багирзаде, А.Багиров на съемках фильма Между небом и землей В.Мустафаева. 1998 г.

«Ариф Багиров был очень яркой личностью и в то же время удивительно скромным человеком. Это был невероятно талантливый, самобытный, уникальный человек. Совмещать в себе талант актёра, художника, человека, разбирающегося в юморе, в литературе, в человеческих характерах, в психологии, истории и в других науках, в то же время обладать такими высокими человеческими качествами — это большая редкость.

Помню его во время съёмок. Это был человек, который думал обо всём. Он жил своей работой. Где бы ни был, чем бы ни занимался, для него это всегда было самое главное. Ариф был человеком на сто процентов. Ему было важно не просто прийти, сыграть и уйти. Ему было также важно узнать, как он сыграл, устроило ли это режиссёра, правильно ли он поступил…

Ариф ко всему относился с добрым юмором. Этот человек ни разу в своей жизни никого не задел, не обидел. Он был очень добрый человек, и оставил о себе добрую память. Иногда сижу и думаю — вот буду опять снимать художественный фильм. Но Арифа Багирова уже не будет, а второго такого нет… У меня было много кинематографических планов, связанных с замечательным актёром Арифом Багировым. К сожалению, его уход из жизни не позволил этим планам осуществиться.

Ариф был прекрасным психологом, очень хорошо разбирался в людях. Ведь он был ещё и опытным работником органов. Был полковником. Полковником, который всегда подходил к людям по человеческим меркам. Он занимал ответственную должность, играл в кино, в театре, исполнил замечательные роли. Талантливый, добрый, честный, порядочный, искренний, трепетный — таким Ариф Багиров останется в нашей памяти.»

Джавид Имамвердиев, режиссер

А.Багиров, Б.Багирзаде, Дж.Имамвердиев

«Ариф Багиров был, есть и всегда будет для меня дядей Арифом, причём не с точки зрения родственных отношений а по внутреннему ощущению духовного родства. Познакомились мы когда мне было девятнадцать лет, и если скажу, что сразу же влюбился в этого человека, то почти ничего не скажу. Это была бездна обаяния и дружеской поддержки.

Причём, тогда мы были пацанами, часто хулиганили, но он никогда нас не ругал. В нём чувствовалось «неубитое» мальчишество, несмотря на то, что он был солидным мужчиной, полковником и так далее. Он нас понимал, был с нами на одной «волне» и никогда не стоял «по другую сторону баррикад» — вот, мол, он взрослый, а мы дети. Когда же я познакомился с его живописью, передо мной открылся совершенно другой человек. Потому что сначала был образ полковника милиции, потом появился наш друг, наш ровесник, который просто внешне выглядел по-другому, а потом уже предстал третий человек — поэт, с очень тонкой душой, совсем не мальчишеской и не полковничьей…

А каким он был великолепным рассказчиком! Как-то я пригласил его на свою телепередачу «Девичья башня». Когда он рассказывал о своей молодости, о знаменитом пиджаке, который четыре друга купили вскладчину и назначали свидания с таким расчётом, чтобы носить этот пиджак по очереди, я настолько заслушался, что забыл в какой-то момент дать команду «стоп».»

Источник: azerhistory.com

9 views

Добавить комментарий