ЧЕТЫРЕ РУБЛЯ

Рыжий свет фонаря светит в окно, и я смотрю на кружащийся снег. Ночь заканчивается… Надо немного выспаться, глаза совсем сухие от бессонницы… Но я счастлив, безумно счастлив, потому что в те десять минут, что удалось поспать, мне приснился чудесный сон, от которого стало легче дышать… Мысли уносят меня куда-то вдаль, в прошлое, которое не вернуть… Они больно ранят давно забытой нежностью и стекают невидимой слезой, растворяясь в тусклом свете наступающего утра… И я уже не знаю, кто я… Неважно! Я – весь мир и мир – во мне…

Я выхожу на улицу… Мои следы быстро заносит снегом, и его скрип неприятно отдается в голове вместе с завыванием ледяного ветра. Я глубже натягиваю капюшон, и решительно шагаю вперед. Куда же ты меня несешь, северный ветер? Думать об этом хочется меньше всего, я просто следую за его порывами, и только воспоминания о моем сне немного меня согревают… Главное выбрать подходящее место, чтобы насладиться каждым моментом, каждой его секундой, и ноги сами приносят меня к кинотеатру «Низами», где и началась та давняя история, которая приснилась мне под утро…

В конце 80-х годов в Баку проходил международный кинофестиваль, в котором участвовала картина Вагифа Мустафаева «Мерзавец». Тогда об этом фильме говорили буквально все, потому что это был не просто фильм! Это был кинематографический манифест, символ свежего ветра наступающей эпохи свободы, и мне очень хотелось своими глазами увидеть это творческое послание талантливого режиссера, который своим фильмом взбудоражил всю страну!

Накануне я с удовольствием посмотрел «Фонтан», который занял первое место, и, как назло, на «Мерзавца» у меня не хватало четырех рублей… Купить билеты в кассе вариантов не было, потому что ребята с «Кубинки» скупали билеты на все сеансы и продавали их под большой афишей, висевшей на здании кинотеатра «Низами» по заоблачным ценам, а в день, когда шел «Мерзавец», трехрублевый билет стоил целую «десятку»!

Конечно же, я мог попросить деньги у родителей, но мне этого очень не хотелось. Я решил сам разобраться с этой сложной финансовой проблемой, тем более что к этому времени я был если не очень веселым, то уж точно находчивым парнем. Поэтому, после долгих размышлений, я придумал блестящую схему!

За несколько лет до этого фестиваля в моей жизни случилось счастье – в знаменитом магазине спортивных товаров «Динамо», в котором с утра до вечера толпились все бакинские мальчишки, мама купила мне велосипед «Школьник»! Я был страшно горд, что первый в нашем дворе велосипед появился именно и у меня… Мы с мамой погрузили его в автобус № 65 около здания «Азернешр», доехали до стадиона «Спартак», и всю дорогу до нашего дома около «Володарки» я катил свой долгожданный велосипед, как воин своего коня…

Прошли годы, из «Школьника» я давно уже вырос, и он без дела пылился в дальнем чулане. Именно этот старый велосипед и сыграл решающую роль в моей финансовой схеме, с помощью которой я собирался попасть в кино. На «Кубинке» были особенные люди, которые скупали старые велосипеды и разбирали их на запчасти. Из десяти рублей у меня было шесть, четырех не хватало, и для того, чтобы их заполучить, с шумом и грохотом я извлек из чуланных завалов своего «Школьника» и покатил его на «Кубинку». В результате недолгих расспросов я нашел этих чудесных людей, показал им свой велосипед, за который они предложили мне «трешку».

– Нет, мне надо четыре рубля, – сказал я твердым голосом.

– Дялисян?! (Ты больной что-ли?!), – удивились они такой наглости.

– Я нормальный, просто для билета в кино мне не хватает именно четырех рублей, поэтому я продаю его за четыре рубля, и ни копейкой меньше!

Поодаль сидел какой-то старый дядька, который внимательно прослушивался к нашему разговору, попыхивая «фирменной» сигаретой. Минут через пять, видимо, устав от наших бурных переговоров и войдя в мое положение, он тихо сказал:

– Дайте ему, что он просит…

В это же мгновение в моих руках оказались так необходимые мне четыре рубля, и я со всех ног помчался с «Кубинки» к кинотеатру «Низами». Потолкавшись возле касс, я, наконец, купил вожделенный билет грязно-голубого цвета…

В своей жизни я посмотрел множество картин, но с того памятного сеанса «Мерзавец» стал одним из самых моих любимых фильмов! Я столько раз его смотрел, что разобрал его на кадры – я знаю каждый его диалог, каждую сцену… Именно в тот день, когда я, практически не дыша от восторга, сидел в огромном зале «Низами», у меня появилась мечта сниматься в кино! К счастью, этой мечте, в отличие от многих других, суждено было сбыться, потому что, начиная с 1996 года выдающийся режиссер Вагиф Мустафаев, который даже не предполагал, на какие ухищрения мне пришлось пойти, чтобы посмотреть его «Мерзавца», приглашает меня сниматься в каждой своей картине…

Боюсь, что уже никогда я не буду чувствовать себя таким счастливым, потому что с каждым новым днем я становлюсь мудрее, скептичнее, жестче… Возможно, появятся другие имена и лица, но я их не жду… Я живу во имя памяти о том мире, частью которого я всегда буду. В том мире живут звуки песен, строчки стихов, великие книги, гениальные люди и мой любимый «Мерзавец»… Я иду по дорогам моего прошлого, чтобы встретиться с теми, кого знал и любил, и наши ладони всегда будут хранить тепло дружеского рукопожатия… Да прибудет с ними мое сердце…

Вагифом Мустафаевым на съемках передачи “Наш знаменитый гость” (2006 г.)
С Вагифом Мустафаевым на съемках передачи “Наш знаменитый гость” (2006 г.)

Книги->Книга «Непридуманная жизнь»