ЭДУАРД ШЕВАРДНАДЗЕ

В 1994 году министр культуры Азербайджана Полад Бюльбюль оглы пригласил «Парней из Баку» в Грузию на Дни культуры Азербай­джана. На таком поезде я ехал в первый и, наверное, в последний раз в жизни, потому что для нас выделили локомотив, к которому был прицеплен единственный вагон – правительственный! В нашу артистическую делегацию входили самые разные представители азербайджанского искусства – конечно же, сам Полад Бюльбюлевич, Ильхама Кулиева, Тарана Мурадова, Сакина Исмайлова, танцоры и мы, кавээнщики…

В Тбилиси нас отвезли в правительственную зону и разместили в апартаментах, любезно предоставленных президентом Грузии Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе, но, несмотря на роскошь обстановки, там не было ни газа, ни света, и мы всю ночь не могли уснуть от холода…

На следующий день мы выступали в филармонии на проспекте Шота Руставели. Зал был переполнен и публика принимала азербай­джанских артистов замечательно, но именно в тот момент, когда началось выступление «Парней из Баку», отключили свет! Положение было ужасное – в зале сидит президент Шеварднадзе, полторы тысячи зрителей – и такая неприятность… Но микрофоны, почему-то работали, и тогда Эльчин Азизов в полной темноте начал произносить речь, с каждым словом повышая голос и накал эмоций, и вскоре это уже напоминало выступление дуче! Перемешивая азербайджанские, русские и грузинские слова, он говорил, что это делают наши общие враги, которые не дают нам жить, что Кавказ – это большой дом, что мы должны прекратить войну и восстановить справедливость и так далее… Его речь была настолько пламенной и зажигательной, что вскоре включили свет, и в зале долго еще не смолкали аплодисменты… На тот момент Эльчину было всего 20 лет, но и в таком юном возрасте он уже обладал мощной харизмой…

А после концерта всех нас пригласили в подвальную часть филармонии, находившуюся прямо под сценой, где состоялся банкет в честь азербайджанских артистов, который специально для нас устроил Эдуард Амвросиевич. Застолье было потрясающим – тосты, пожелания, красивые фразы, поэтические строки, словом, все было так, как это могут делать только грузины! После десятка тостов за мир, дружбу и искусство, я был уже совсем «готов», и мне захотелось холодной воды. Ближайшая бутылка «Боржоми» стояла прямо перед Шеварднадзе, и я, молодой безбашенный нахал, взял ее, провернул крышку и с наслаждением услышал аппетитное шипение минеральных газов. Это был настолько прекрасный звук, что я залпом выпил всю бутылку. Как же мне было хорошо в тот момент, пока я не увидел, как Шеварднадзе смотрит прямо мне в глаза.

– Скажите, пожалуйста, а это настоящий «Боржоми»? – спросил я Эдуарда Амвросиевича.

– А как вы думаете, молодой человек, – спокойно ответил Шеварнадзе, – может ли на столе президента быть не настоящий «Боржоми»?

– А у нас тоже производят «Боржоми», – сказал я, и сам же рассмеялся своей шутке, которая показалась мне очень смешной.

Видя, что меня уже не остановить, Полад Бюльбюль оглы строго посмотрел на Анара Мамедханова, и тот пнул меня под столом. Но на меня уже ничего не действовало! И тогда, чтобы я больше не задавал глупых вопросов, президентская охрана вывела меня на улицу.

Я не сразу сообразил, что со мной произошло… Стоя на лютом холоде, я смотрел на проспект Шота Руставели невидящими глазами, курил свои любимые «HB» и продолжал задавать глупые вопросы президентской охране.

– Брательник, ты самбист? – спросил я у здорового, как шкаф, но очень симпатичного голубоглазого парня.

– Нэт, — ответил он.

– Значит, ты дзюдоист?

– Нэт…

– Тогда ты «вольник»!!!

– Нэт!

– Так кто же ты, брат?

– Я – регбист! – гордо сказал он.

Больше вопросов я не задавал… Ни умных, ни глупых… Я просто стоял и любовался Тбилиси… Городом, в котором мне всегда бывает хорошо…

shevarnadze

 

Книги->Книга «Мечты сбываются»