МОЯ МАЛЕНЬКАЯ ПОБЕДА

Однажды у нас дома раздался телефонный звонок: «Бахрам, родной, я приехал! Заходите вечером в гости!» Это был мой двоюродный брат, молодой талантливый ученый, в конце 80-х он уехал в Австрию и очень быстро сделал там блестящую научную карьеру. После долгого отсутствия он, наконец, решил навестить свох родных и привез с собой трех австрийских коллег.

Это были высокие, статные, хорошо одетые господа, которые словно сошли с глянцевых страниц лучших европейских журналов. Когда они пришли в гости к моей тете, они с плохо скрываемым удивлением стали разглядывать ее скромную квартиру. В этот момент они мне напомнили англичан, которые осчастливили своим появлением аборигенов своих индийских колоний. Вообще, в 90-е годы иностранцы с нескрываемым презрением смотрели на советских граждан, которые из-за предательства партийной верхушки в один миг погрузились в безнажедную нищету и хаос… Но так как они очень уважали моего двоюродного брата за его выдающиеся научные достижения, они старались скрыть свое высокомерие, и на их лицах читалось, что их отцы, как по паркету, прошлись по всей Европе и воевали против нашей страны.

Моя тетя жила в обычной двухкомнатной «сталинке» на Монтино. Всю жизнь она преподавал математику в школе, и поднимала своих детей одна, без мужа, который умер, когда мой брат учился в первом классе. Жили они настолько скромно, что у ее сыновей даже не было пиьсменного стола, и мальчики делали уроки на холодильнике. Единственным украшением их скромного дома была хорошая библиотека и роскошное немецкое пианино Ronisch. Именно оно привлекло внимание австрийских гостей, и они стали между собой переговариваться по-немецки, с ухмылками и шуточками. Увидев их пренебрежительные улыбки, я завелся с полоборота – а чего это они смотрят на нас свысока? Мы, вообще-то, их победили, мы брали их столицы и водружали наши флаги на их ратушах и рейхстагах, а два моих деда вернулись с фронта героями!

И тут моя племянница, талантливая ученица музыкальной школы, словно прочитав мои мысли, села за пианино и начала играть произведения Баха, Моцарта, Бетховена. У австрийцев аж глаза на лоб вылезли! Услышав такое прекрасное исполнение немецкой классической музыки, они просто онемели. И тогда я почувствовал, что мы снова их победили! Окрыленный и вдохновленный этой мыслью, я набрал в легкие воздуха и громко произнес: «Если хотите, она сыграет для вас произведения господина Рихарда Вагнера, любимого композитора вашего фюрера!» После этих слов они смущенно опустили глаза и в этот вечер они больше не задирали перед нами свои холеные, идеально выбритые квадратные подбородки…

 

Книги->Книга «Непридуманная жизнь»