ОДНАЖДЫ В ЕССЕНТУКАХ…

«Детство к человеку иногда возвращается; юность – никогда»

Шиллер

 

В 1985 году по Баку пронеслась небольшая эпидемия вирусного гепатита А, который интеллигентная публика, не имеющая отношения к медицине, но читающая популярный в те времена журнал «Здоровье», именовала болезнью Боткина, а обычные люди называли эту болезнь именно так, как она и выглядела – «желтуха». Я на всю жизнь запомнил все три названия, потому что эта самая «желтуха» тогда очень сильно испортила мне жизнь…

В моей 189-й школе гепатитом болело человек пятьдесят, лично я пролежал в больнице ровно 24 дня! Самочувствие было ужасное, потому что когда тебе двенадцать лет, невозможно целыми днями лежать в унылой палате, выкрашенной в грязно-серый цвет. Я очень скучал по дому, по друзьям и нашим дворовым играм, и от этого дни казались бесконечными…

Но все когда-нибудь заканчивается, закончилось и мое больничное заключение! Врач прописал мне строжайшую диету, и моя мама целыми днями готовила мне специальные блюда и умудрялась делать из вареных и отпаренных субстанций невероятную вкуснятину! Но было еще одно условие моего окончательного выздоровления – каждый год меня должны были возить на курорт и поить минеральной водой «Ессентуки №4».

Наступило лето… Так как у нас была среднестатистическая советская семья, у нас не было возможности покупать путевки на курорт, поэтому мы снимали квартиру в очень уютном, практически бакинском дворе, увитом виноградом и многочисленными деревянными лестницами. Дом был битком набит жителями и разноязыкими квартирантами. Кого там только не было – осетины, грузины, русские, греки, евреи, украинцы! Жили мы тесно, но очень дружно и весело. Обычно мы приезжали в Ессентуки без папы, потому что в то время он занимал довольно ответственный пост и отпуск ему категорически не давали, поэтому на воды мы отправлялись втроем – мама, я и сестра.

Незадолго до этой поездки я очень увлекся всевозможными конструкторами, но когда я увидел конструктор PIKO, который производили в Лейпциге, он навсегда покорил мое мальчишеское сердце. Лет через двадцать после той истории мне посчастливилось побывать в Лейпциге и даже посетить тот самый завод, где производили обожаемый мною констурктор…

Жизнь в Ессентуках была довольно однообразной — еда и отдых по расписанию и очень много минеральной воды… Но все изменилось в тот день, когда мы с мамой зашли в местный магазин «Детский мир», который показался мне огромным. И первое, что я увидел, был макет железнодорожного вокзала PIKO! Стоил он три рубля, столько же, сколько мама платила в сутки за комнату! Как же я ее умолял, чтобы она купила мне этот вокзал! Я придумывал сотни аргументов, взывал к ее доброму сердцу, говорил, что не смогу жить без него! А мама, в перерывах между моими воплями, никак не могла мне объяснить, что у нее нет денег на эту игрушку, потому они нужны на питание и проживание, и мы никак не можем себе позволить лишние траты. Но я ее не слушал, я понимал только одно – если я что-нибудь не придумаю, не видать мне этого вокзала…

К слову сказать, уже тогда я был очень креативным и сообразительным ребенком, но что я мог придумать в чужом городе, где у меня не было ни одного друга? Я стоял около нашего дома на улице Луначарского, 66 А. Жизнь была кончена, небо стало черным, а солнце еще чернее… У меня было настоящее горе, а эти ужасные взрослые никак не могли этого понять!

Напротив нашего дома находилась большая овощная база, куда постоянно заезжали огромные фуры из Астрахани. В тот день возле ворот, прямо напротив меня, я увидел здоровенного парня – высокий, с кудрявой гривой цвета вороного крыла, греческий профиль, огромные руки, на которых поигрывали мощные бицепсы, которые в то время называли «банки». Я долго смотрел на него и вдруг наши взгляды встретились… Он пристально на меня посмотрел и по моему лицу, видимо, понял что у меня произошла какая-то беда. «Хочешь заработать 10 рублей?» – спросил он меня через улицу. «Как?!!» – закричал я, задыхаясь от неожиданной удачи. «Иди сюда», – ответил он, и я перешел узкую улицу… Мне было все равно что делать, лишь бы заработать свои «кровные» три рубля на PIKO!

Парень оказался греком, прекрасно говорившим по-турецки. Мы зашли на базу, и он подвел меня к огромному открытому прицепу. «Что надо делать?» – спросил я его нетерпеливо. «Поднимаешься наверх и скидываешь мне арбузы», – ответил он, и много часов подряд я, как в фильме «Вратарь», кидал ему огромные астраханские арбузы. После того, как я перевалил через борт последнее полосатое чудовище, я выбрался из фуры и получил свою честно заработанную «десятку»… У меня отваливались руки, болела спина, тряслись от усталости ноги, но в моем кулаке был зажат новенький, еще хрустящий «червонец»! А мама думала что я весь день гуляю в парке, пью сотый литр «Ессентуки №4» и, сидя на скамейке, читаю своего любимого «Тома Сойера».

На следующее утро, когда я проснулся и с трудом сполз с кровати, первое, что я сделал, достал красную хрустящую «десятку», которую на всякий случай спрятал в книгу, и тут же побежал в «Детский мир» за вожделенным вокзалом! Я шел домой, прижимая к груди волшебную коробку, и от счастья напевал какую-то песенку… А вечером, когда все собрались во дворе, чтобы попить чаю или поиграть в домино, я сидел за большим деревянным столом и, вооружившись пинцетом, склеивал мелкие детали немецкого вокзала, а все вокруг восторгались моей аккуратностью и трудолюбием: «Ой, Бахрамчик, как хорошо у тебя получается!»

Тот вокзал до сих хранится у меня дома… Но самое интересное, что с тех пор я превратился в гёрмямиша в хорошем смысле этого слова, потому что будучи взрослым мужчиной и отцом семейства, я регулярно покупаю конструктор PIKO, склеиваю домики, бензоколонки, магазинчики и станции, и вспоминаю московский магазин «Лейпциг», в который я попал в далеком 1981 году… Там на гигантском стенде я увидел огромный игрушечный город с вокзалами, домами, мостиками, фонарями, парками, улицами и машинами… Даст Бог, когда-ниубль сбудется моя мечта, и я обязательно соберу такой же город и стану его мэром…

 

Книги->Книга «Непридуманная жизнь»