В МОЕМ ГОРОДЕ ДОЖДЬ…

«Дождь, что падает с неба, всегда достигает земли.

Настоящий дождь не остановить никому.

И никому не избежать его.

Дождь всегда раздает всем по справедливости».

Мураками

 

В моем городе дождь, и я с благоговением листаю книгу его мокрых улиц, потому что в них записаны все мои воспоминания. Я видел мало городов, по которым так приятно гулять в осенний, холодный, мелкий и призрачный дождь. Все становится жемчужно-серым, невесомым, и приходит хрупкое состояние светлой грусти и отрешенности…

Мне так хорошо, когда идет дождь, что не хочется сидеть дома, и я выхожу на улицу под любым предлогом. И мне хочется идти, идти хоть куда-нибудь… Я остановился и прислушался, я застыл во времени, почувствовал дождь всем телом и растворился в нем. С наслаждением вдыхаю влажный, пахнущий опавшей листвой воздух и медленно бреду по тротуару, перешагивая через лужи. Дождь – мой талисман. Он как будто смывает с меня все грехи, все обиды, горести и печали, он очищает мои мысли. Мне так спокойно, так хорошо… Дождь для меня словно исповедь. Никто никогда не узнает моих секретов, потому что дождь их не выдаст… Только дождь видит меня настоящим… И когда я хочу узнать о себе правду, я спрашиваю у дождя… Только ему я могу доверить свою боль и воспоминания… И только дождь смывает тяжелые горькие слезы с моего лица… Поэтому я так дружу с дождем… Мой любимый дождь, вечный бродяга, брат одиночества! Ты наверняка был бы приятным собеседником. Ты бы сел напротив меня, седой и уставший от жизни мужчина, и отрешенно смотрел бы в пол. Ты не из тех, кто много говорит, но твое молчание словно дает мне возможность неслышно войти в твой мир, наполненный влагой, ветром и чуть различимыми джазовыми аккордами…

Я бесцельно иду сквозь дождь, сворачивая на каждом перекрестке и выбирая каждый раз новое направление. Многомиллионный город как будто вымер, и я совершенно один на его улицах. В нем много дорог, автомобилей, домов, много кошек, собак, голубей, ворон, и много, очень много людей. Но когда идет дождь, город застывает в молчаливом одиночестве. А ведь у него тоже есть душа – веселая, открытая, полная радости, света и надежды… Ее так легко обидеть, и тогда она замыкается в суровой и безликой отчужденности… Город бессмертен, пока в нем живут люди, правда он уже давно не пытается запомнить своих жителей. Слишком неожиданно они появляются на его улицах и так же неожиданно исчезают. И городу кажется, что никто его не понимает… Но иногда в его дождливой ночной тишине появляется одинокая фигура. Словно тень она бродит по улицам, поворачивает за угол, идет, не останавливаясь от переулка к переулку, все дальше от огней и желтого света окон. И тогда город понимает – он не один. С ним этот человек. И город дарит ему силу своей любви, которая не иссякнет никогда. Так город благодарит человека за свое существование…

Свернув очередной раз за угол, я обнаружил, что бывал здесь раньше – эти ряды домов и старых деревьев, эта убегающая вдаль полоска потрескавшегося асфальта, были моей родной улицей… Я родился здесь когда-то, очень давно…

У меня уже давно мокрые ноги, но я не страдаю от этого. Холодный дождь, пробирающий до костей, для меня столь же близок и естественен, как теплая материнская колыбель. Я грею своим дыханием руки, но тепло так и не дотрагивается до них… А вокруг неслышными шагами бродит мое прошлое, подкидывая картинки воспоминаний… Я вспоминаю бакинские дворики моего детства, они, как старые мысли, тихие и спокойные: на балконах проветриваются ковры, посередине водопроводный кран, где-то почти неслышно работает радио… Еще живут в их старинных комнатах разговоры, слова, сказанные сто лет назад, стоны, мечты, предсмертные вздохи, звуки поцелуев, беседы с богом, святые и грешные желания, тихий плач. И когда в мой город приходит дождь, эти призрачные звуки вырываются наружу, кружат по двору, умываются водой из крана, и разлетаются по старому городу, превращаясь в наши сны…

А дождь все льет и льет, омывая радости и печали, даря и отбирая, смеясь и плача, до неузнаваемости меняя дорогие мне лица. И я кричу в эту черную дождливую бездну – я помню и люблю вас до сих пор! Жаль, они меня не слышат. Хотя, кто знает? Я не боюсь вспоминать любимых мною людей, я не боюсь прошлого… Вместе с дождем я вспоминаю тех, кого уже никогда не увижу, не услышу их голосов, не смогу их поцеловать или обнять. Но когда холодные капли смешиваются на моем лице с теплыми слезами, я понимаю, что дождь – это их молитва за нас, живущих… Мне понадобилось и очень много времени и очень много дождя, чтобы выплакать свою боль и просто радоваться каждому новому дню…

Вместе с дождем я стучусь в наглухо, а может и навсегда закрытые двери. Промокший город дурманит меня запахами айвы, гранатов и огненной хурмы. Этот аромат – заветный код бакинской осени, его истинная сущность, его основной нерв, характер и не остывающая страсть города, прочно стоящего на священной земле, любящего вкусно поесть и выпить, поплакать и покричать, посплетничать и поскандалить, потешить свою душу доброй шуткой. Время меняет облик Баку, но оно над ним не властно. Так же, как и сотни лет назад, он добрый и открытый, он радуется тебе, как вечный ребенок, он готов подарить тебе все, что у него есть – узенькие улочки, увитые виноградом старинные балконы, древние стены Ичеришехер, строгое величие мечетей и бульвар, на котором хочется долго стоять, просто впитывая в себя этот напоенный морем воздух…

А потом, мокрый и уставший, я возвращаюсь домой. Какое же счастье, что меня есть кому ждать после дождя…

 

Баку, Осень 2013

Рисунок Айан Азиз Мамедовой.jpg
Рисунок Айан Азиз Мамедовой

 

Книги->Книга «Непридуманная жизнь»